А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ — структурно-семантические компоненты предложения, выраженные полнозначными словами или словосочетаниями. Термин «Ч. п.» возник из-за отсутствия однозначного соответствия между морфологич. классами или подклассами слов и выполняемыми ими в предложении Спитаке нч. функпиями. Система Ч. п. сложилась в результате последоват. членения простого повествоват. предложения, взятого в его максимально развернутой и связной форме, на функциональные элементы. Различаются главные Ч. п.— подлежащее и сказуемое, и второстепенные — определение, дополнения и обстоятельства. При первом членении предложения выделяются 2 его состава — состав подлежащего и состав сказуемого, связанные между собой предикативным отношением. Состав подлежащего в простейшем случае (в контекстно независимом предложении) соответствует субъекту суждения и теме сообщения, состав сказуемого — предикату суждения и реме сообщения. Т. о., для составов предложения первичны логическая и коммуникативная функции. В составах предложения выделяются ядерные, грамматически опорные компоненты — подлежащее и сказуемое, к-рые принято считать главными Ч. п. Они определяют формально-грамматич. организацию предложения. В составе сказуемого выделяются дополнения и обстоятельства. Дополнения связаны с глаголом (реже с прилагательным и существительным) комплетивны-ми отношениями: они восполняют информативную недостаточность опорного сло- ва, реализуя схему его управления. Эти отношения могут присутствовать и в составе подлежащего. Комплетивиые отношения возникают при замещении енн-таксич. валентностей слова и принадлежат области словосочетаний. Прямое дополнение, наиболее енльноуправляе-мый элемент схемы, является семантически необходимым Ч. п., соотносительным с категорией переходности глагола. Оно конкретизирует тот компонент лексич. значения глагола, к-рый называется ориентированностью или направленностью действия. Косв. дополнения имеют семантич. разновидности (агентивное, орудийное и нек-рые др. дополнения). Сннтак-сич. функции дополнения в разной степени семантичны: назв. участников ситуации синтаксически распределены в соответствии с их ролями. Глагол-сказуемое с существительными, замещающими его валентности (в т. ч. субъектную), образуют единую структуру, изоморфную структуре обозначаемого предложением события или ситуации. Зависимые от глагола существительные называются актантами. Обстоятельства являются сла-боуправляемыми или неуправляемыми Ч. п. В случаях, когда элементы с обстоятельств, значением (обычно локальным и темпоральным) тесно связаны с лексич. значением глагола-сказуемого, нет четкой границы между обстоятельствами и дополнениями. Напр., в словосочетании «приехать в город» есть указание на пункт назначения и реализованы отношения комплетивности. Форму «в город» можно считать дополнением. В то же время она соотносится с вопросит, словом «куда» («Куда он приехал?»— «В город») и замещается локальным наречием («Он приехал сюда»), что сближает форму «в город» с обстоятельством места. Существенное различие между обстоятельствами и дополнениями в том, что дополнение, замещая валентность глагола, занимает одну син-таксич. позицию, к-рая может быть заполнена рядом имен, сгруппированных в словосочетание или соединенных сочинит, связью, напр.: «Я прочитал книгу о конном спорте», «Я прочитал все эти книги и журналы». Обстоятельства, находящиеся вне сферы действия глагольного, управления, могут занимать несколько взаимно автономных синтак-сич. позиций, напр.: «В прошлом году летом с конца июля до конца августа я отдыхал иа море в Крыму в доме отдыха». Обстоятельства, независимые от значения и формы сказуемого, соотносятся с субъектно-предикатной структурой, напр.: «В Крыму/начался сбор винограда». Обстоятельства, выражающие логич. отношения между событиями или положениями дел (причины, следствия, цели, уступки, благоприятствования), соответствуют свернутому придаточному предложению, напр.: «Урожай был собран несмотря на ливневые дожди» ^«несмотря на то, что шли ливневые дожди»). Занимаемые ими позиции не принадлежат семантич. структуре простого предложения. Среди Ч. п. выделяются также определения, к-рые соединяются с любым из входящих в состав предложения существительным атрибутивной связью. Хотя определения несут в предложении большую коммуникативную нагрузку и могут быть тесно связаны с семантикой сказуемого, они входят во внутр. структуру именных Ч. п. в качестве зависимых членов. Они участвуют в выполнении номинативной функции. Функционально близки к определениям обстоятельства образа действия, выражающие признак действия, процесса, состояния, ср. «бежать быстро» и чбыстрый бег», «посту-пать опрометчиво» и «опрометчивый поступок». Дополнения, обстоятельства и определения являются второстепенными Ч. п. Синтаксич. полифункциональность частей речи не одинакова. Она велика у существительных, способных выступать в роли разных Ч. п., н имеет меньшую степень у глаголов и прилагательных: личные формы глаголов могут быть только сказуемым, прилагательные — определением или именной частью сказуемого. В классе существительных синтаксич. значимость приобретают отдельные их формы — падежи н предложные сочетания, в то время как морфологич. формы личного глагола безразличны к системе Ч. п. Не случайно теория Ч. п. тесно связана с теорией синтаксич. функций падежей. Многозначность именных слово-^орм усиливает асимметрию формы и ункции в системе Ч. п. Ч. и. находятся между собой в синтаг-матич. отношениях, морфологич. формы — в парадигматических. Понятие Ч. п. коррелятивно понятию синтаксич. отношения. За пределами системы Ч. п. остаются только автономные компоненты предложения, не находящиеся в синтаксич. связи ни с какими др. компонентами — вводные слова, обращение. Вместе с этими компонентами Ч. п. используются в качестве единиц синтаксич. анализа предложения. В славистич. традиции основным в синтаксич. иерархии считается противопоставление главных и второстепенных Ч. п., базирующееся на их функциональном различии (гл. Ч. п. ориентированы на выполнение логич. функций, второстепенные — семантических), а также на отношении к грамматич. минимуму предложения. К гл. Ч. п. нек-рые ученые относят и прямое дополнение, коррелирующее с подлежащим и участвующее в залоговых преобразованиях. В синтаксич. теориях (см. Синтаксис), в фокусе внимания к-рых находится семан-тич. аспект предложения, центр тяжести переносится на противопоставление управляемого глаголом ядра предложения, всем членам к-рого сопоставляются се-мантич. функции, и его автономной периферии, т. е. обстоятельств места н времени (Л. Теньер, Ч. Филмор). Ступенчатость снитаксич. иерархии сохранена и в синтаксич. теории О. Есперсена, различавшего три ранга подчинения в ядре предложения и в словосочетании. За линейным порядком речевого высказывания скрыта иерархия Ч. п. Ч. п. соответствуют типам информации, к-рую можно запросить и получить о нек-ром положении дел или событии, и соотносятся поэтому с определ, типом вопроса, обычно идентифицируясь по этому соотношению: «Что делает мальчик?» — «Читает» (сказуемое), «Кто читает?» — «Мальчик» (подлежащее),«Что читает мальчик?» — «Книгу» (прямое дополнение) и т. п. Возможность постановки вопроса показывает, что любой Ч. п. может получать функцию ремы и, следовательно, грамматич. строение предложения может не соответствовать распределению в нем коммуникативных нагрузок. Это лишает гл. Ч. п. устойчивой коммуникативной функции, превращая их в элементы формально-грамма-тич. схемы, или формулы, предложения. В предложении «Книгу читает ^Петя» коммуникативную функцию, свойственную сказуемому, выполняет подлежа- щее, однако формально-грамматич. структура в этом предложении такай же, как в предложении «Петя читает книгу». Различие в критериях выделения Ч. п., в системе к-рых иашли выражение логич., коммуникативная и семантич. функции предложения, а также его грамматич. и лексич. организация, свидетельствует не о непоследовательности теории, а о синкретизме выражения предложением разл. функций: логической (соотносящей предложение с формой мышления — суждением), семантической (соотносящей предложение с внеязыковоЙ ситуацией), коммуникативной (выделяющей в высказывании сообщаемое). Вне системы Ч. п. остается модальный аспект предложения. Ч. п. выделяются с учетом признаков формы, функции и того синтаксич. отношения, к-рое их вводит в предложение. Асимметрия в соотношении этих показателей, синкретизм функций, обилие промежуточных случаев, синтаксич. транспозиция, создание предложений абстрактного значении по аналогии с конкретными высказываниями, действие нормы, процессы фразеологизации и т. п. существенно затрудниют идентификацию Ч. п. Предпочтение отдается то одному, то др. критерию. Так, при определении подлежащего с его формально-грамматич. устойчивостью принято опираться на форму (подлежащим в большинстве концепций признается только им. п. существительного). При выделении прямого дополнения делаются уступки в пользу функции. Существительное в род. п., к-рый обусловлен отрицанием, ие считается подлежащим: предложения типа «Оленей в этих лесах нет», «У меня нет времени» определяются как односоставные. Однако в прямом дополнении род. п. допускается («Я не имею времени»). Косв. дополнения и обстоятельства выделяются по функциональному (семантич.) критерию независимо от формы их выражения. Несоотносительность формы и функции Ч. п. усиливается при синтаксич. транспозиции (номинализа-ции предложений, субстантивации глаголов и прилагательных), ср. «Рабочие строят дом» («дом» — прямое дополнение) и «Рабочие окончили строительство дома» («дома» — определение существительного — прямого дополнения «строительство»). Семантически усложненные предложения анализируются по аналогии с однотипными структурами: «Рабочие окончили строительство дома» — по аналогии с «Рабочие распилили ствол березы», а не по аналогии с семантич. эквивалентом «Рабочие выстроили дом». Для обоснования аналогического анализа вводится понятие синтаксич. позиции, определяемой по типу вопроса (ср. «Что пилят рабочие?» — «Ствол березы» и «Что окончили рабочие?» — «Строительство дома») и допускающей разные лексич. наполнители. Нек-рые ученые вводят терминологич. разграничение Ч. п.: идентифицируемые с опорой на форму (напр., «прямое дополнение») и с опорой на функцию (напр., «объект»). Такое терминологич. раздвоение (дополнение — объект, подлежащее —субъект) облегчает анализ Ч. п., на оформление к-рых влияют фиксированные нормой модели управления. Система Ч. п. лежит в основе выделения типов придаточных предложений (ср. придаточные дополнительные, определительные, обстоятельственные, подлежащ-ные), отражаясь в анализе сложного предложения. Степень неоднородности системы Ч. п. различна в языках разных типов. Она зависит от степени разделен-ности языковых механизмов, обслуживающих логич., семантич., коммуникативную функции предложения. Нек-рые синтаксич. теории исключают понятие Ч. п. Синтаксич. модель предложения представляется в них в виде дерева зависимостей той или др. формы, отражающего реализованную в предложении систему синтаксич. подчинения, в О в с я н и ко - К у л и к о в с к и й Д. Н., Синтаксис рус. языка, СПБ, 1912; Два-несов Р. И., Второстепенные члены предложения как грамматич. категория, РЯШ, 1936, № 4: Мещанинов И. И., Члены предложения и части речи. Л., 1954; 2 изд., Л., 1978; Грамматика рус. языка, т. 2, ч. 1, М.. 1954; Пешков-с к и й А. М.. Рус. синтаксис в науч. освещении, 7 изд., М., 1956; Шерба Л. В., О второстепенных членах предложения, в его кн.: Избр. работы по яз знанию и фонетике, т. 1, Л., 1958; Есперсен О., Философия грамматики, пер. с англ., М., 1958; Курилович Е., Очерки по лингвистике, пер. с франц., М., 1962; Шведова Н. Ю., Детерминирующий объект и детерминирующее обстоятельство, ВЯ, 1964. № 6; Члены предложения в языках разл. типов, Л.. 1972; К н б-р и к А. Е., Предикатно-аргументные отношения в семантически эргативных языках. Изв. АН СССР. сер. ЛиЯ, 1980, т. 39, .Ni 4; Рус. грамматика, т. 2, М., 1980; Ф и л л-м о р Ч., Дело о падеже, пер. с англ., в кн.: НЗЛ, в. 10, М., 1981; 3 о л о т о в а Г. А., Коммуникативные аспекты рус. синтаксиса. М., 1982; Попова 3. Д., Может ли обойтись синтаксис без учения о членах предложения?, ВЯ, 1984, №5; Теньер Л., Основы структурного синтаксиса, пер. с франц., М., 1988; Bolinger D., Adjectives in English: attribution and predication, «Lingua», 1967. v. 18. № 1; В a r t s с h R., The grammar of adverbials, Amst. —[a. o.], 1976; см. также лит. при статьях Синтаксис, Подлежащее. Сказуемое. Н. Д. Арутюнова.
ЧЛЕН ЧУЛЫМСКО-ТЮРКСКИЙ ЯЗЫК