А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

ГЛОССЕМАТИКА

ГЛОССЕМАТИКА (от греч. glossema, род. п. glossematos— слово) — лингвистическая теория, ставшая наиболее последовательным проявлением структурализма в западноевропейском языкознании. Разработана в 30—50-х гг. Л. Ельм- слевом и X. Й. Ульдаллем, а также (частично) др. членами Копенгагенского лингвистического кружка. Назв. «Г.> выбрано с целью подчеркнуть принципиальное отличие этой теории от т. наз. традиционной лингвистики. Для Г. характерна методология неопозитивизма, одного из осн. направлений бурж. философии 20 в. Теория признается независимой от опыта в том смысле, что экспериментальные данные не могут усилить или ослабить ее. Такой характер теории обусловлен стремлением максимально сблизить Г. с системами исчисления, к-рым не свойственно отражение конкретных особенностей исчисляемых объектов. Однако Г., по мнению Ельмслева, должна обеспечить понимание не любых объектов, как при др. системах исчисления, а только «объектов определенной природы», т. е. языковых текстов. При этом Ельмслев и Ульдалль считали Г. всеобшей дедуктивной теорией языка, приложимой к любому конкретному языку — существующему или только возможному. Поэтому ей были приданы черты, характерные для формально-логич. и матем. теорий. Анализ фактов языка в Г. отличается крайней степенью абстрактности и формализма. Для обоснования целесообразности предлагаемых исчислений и определения их роли в понимании обществ, функций языка была сформулирована и более обшая теория языка, отражающая методологич. позиции Г. по вопросам природы и обществ, сущности языка. Главным методологич. источником Г. в пониманни природы языка является лингвистич. учение Ф. де Соссюра (см. Женевская школа). Из учения Соссюра о языке Г. восприняла с нек-рыми видоизменениями идею о различении языка и речи, понимание языка как системы знаков и понимание знака как единства означающего и означаемого, положение о том, что язык есть форма, а не субстанция и в языке нет ничего, кроме различий, а также о том, что с лингвистич. точки зрения язык должен рассматриваться в самом себе и для себя. Различение языка и речи в Г. детализируется путем введения четырехчленного ряда «схема/иорма/упо-требление/ акт». Разработанное Соссю-ром понятие языка как системы Ельмслев освободил от его социологич. аспекта, придав ему более абстрактный и «имманентный» характер. Г. различает в языке план выражения и план содержания, причем терминам «выражение» и «содержание» придается абстрактное значение, так что допускается возможность употребления одного из них вместо другого. Этим достигается обобщение понятия знака, но ценой искусств, отрыва интеллектуального содержания языка от внеязыковой действительности. И в плане выражения, и в плане содержания выделяются противопоставляемые друг другу форма как ведущее начало в языке и субстанция, к-рая ставится в абсолютную зависимость от формы. Понимание формы как осн. сущности языка, якобы абсолютно независимой от субстанции, получает в Г. и более конкретное выражение в унаследованном от Соссюра сведении языка к системе чистых отношений, именуемых здесь функциями. Связываемые этими отношениями элементы языка («функтивы») объявляются лишенными самостоят, существования и признаются лишь результатами ГЛОССЕМАТИКА 107 пересечения пучков отношений. Неправомерное преувеличение роли отношений за счет роли соотносящихся элементов представляет собой осн. проявление идеалистич. сущности Г. Лингвистич. анализ в Г. начинается с текста и осуществляется в виде дедуктивного (в особом глоссематич. смысле) перехода от класса к сегменту и к сегменту сегмента, кончая нечленимыми далее элементами, т. наз. фигурами (в плане выражения они именуются «ке-немами», что соответствует фонемам, в плане содержания — «плеремами», т. е. элементарными единицами смысла). При этом снимается качеств, различие между элементами разных уровней языка — фонетического, морфологического и т. д. Анализ заключается в выявлении и регистрации зависямостей между элементами (частями) текста, существующими, согласно глоссематич. пониманию природы языка, только благодаря этим зависимостям. Введено большое количество новых терминов для обозначения разл. вида отношений и их членов, как правило выделяемых параллельно в системе языка, в тексте («процессе») и в тексте -и системе, вместе взятых, а также разл. процедур лингвистического анализа. Свойственное Г. стремление оторвать лингвистич. теорию от конкретных языковых данных отражает общую тенденцию неокантианской и позитивистской философии к превращению науч. теории в имманентную систему положений, не рассчитанных на отражение конкретной природы изучаемых фактов. Попытка сведения лингвистич. теории к исчислению представляет собой проявление начатой неокантианцами и продолженной позитивистами ложной «математизации» философии и гуманитарных наук, имеющей своей целью устранение из этих науч. областей материали-стич. начала. Построение глоссематич. теории было подчинено трем чисто формальным методологич. требованиям ло-гич. позитивизма, не касающимся степени адекватности теории ее объекту (языку) и сводящимся только к тому, что науч. описание должно быть непротиворечивым, исчерпывающим и предельно простым. Попытка применения этих требований, особенно принципа простоты, к лингвистич. теории вызвала возражения даже у наиболее последовательных сторонников Г. (X. Спанг-Хансен, Э. Фи-шер-Йёргенсен и др.). При всей методологич. порочности Г. сыграла в истории яз-знания н нек-рую положит, роль. Как общая дедуктивная теория языка она явилась одной из первых попыток соединения яз-знания с формальной логикой и этим оказала воздействие на совершенствование точных методов исследования языка. Однако стремление утвердить при помощи Г. идеалистич. понимание природы языка, с одной стороны, обусловило ряд противоречий в самой глоссематич. теории (напр., между положением о независимости теории от опыта и признанием того, что применение теории должно вести к результатам, согласующимся с экспериментальными данными), а с другой — обусловило невозможность ее практич. использования для анализа конкретных языков. Практич. непригодность Г. как методологии лингвистич. исследования вызвала наиболее острую отрицат. оценку этой теории у большинства лингвистов и сделала 108 ГЛОТТАЛЬНАЯ невозможным развитие ее в целом, хотя отд. ее понятия и термины нашли применение в нек-рых др. лингвистич. концепциях — понятия «схемы» (структуры), «коммутации», конкретных типов функций и др. Ш Ельмслев Л., Пролегомены к теории языка, пер. с англ., в кн.: НЛ, в. 1, М., 1960; Ульдалль X. И., Основы глос-сематики, пер. с англ., там же; М у-рат В. П., Глоссематич. теория, в ки.: Осн. направления структурализма, М., 1964; Мельничук А. С, Глоссематика, в кн.: Филос. основы зарубежных направлений в яэ-знаиии, М., 1977; Siertsema В., A study of glossematics. Critical survey of its fundamental concepts, 2 ed., The Hague, 1965. А. С. Мельничук.
ГЛОССА ГЛОТТОГЕНЁЗ