А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

КАРТВЕЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ

КАРТВЕЛЬСКИЕ ЯЗЫКИ (южнокавказские, иберийские языки) — южная группа кавказских (иберийско-кавказ-ских) языков. Распространены в осн. в Груз. ССР, частично в Азерб. ССР, Турции и Иране. Число говорящих ок. 3,8 млн. чел. Включают 4 языка: грузинский, мегрельский, лазский (чанскнй) и сванский. Мегрельский и лазский образуют заискую подгруппу и нередко рассматриваются как единый занский язык, однако такому объединению противоречит отсутствие у их носителей языкового взаимопонимания, единого сознания народности, а также общего лит. языка. Мегрельский, лазский, груз, языки имеют большое число однородных новообразований, в отличие от сванского, характеризующегося рядом архаизмов. В структурно-типологнч. плане строй К. я. сравнительно един. Фонетнч. система включает от 5 до 7 гласных прн 28—30 согласных. Смычные и аффрикаты образуют троичную оппозицию в составе звонкого, глухого придыхательного и смычно-гортанного, спиранты — парную (звонкий и глухой). Расхождения консонантного состава — гл. обр. в рядах фарингальных и ларингальных. Аллофо-нич. варьирование фонем слабое. В отношении вокализма специфичны нек-рые сван, диалекты, где за счет признаков долготы и умляутизацни налицо до 12 гласных. В фонологич. структуре корня К. я. преобладает тип CVC. Характерны двухфонемные гармонич. группы согласных акцессивного (bd, dg, tk, zg, tk) и децессивного (db, gd, gz, xp, kt) рядов (в акцессивном ряду 1-й член пары переднеязычный, 2-й член заднеязычный; в децесснвном ряду порядок членов обратный). Ударение слабовыраженное, силовое (трудности его анализа связаны, вероятно, с элементами тоновостн); а двусложных словах падает на второй, в трехсложных — на третий слог. Морфология К. я. сложна не только за счет развитых парадигм именного и глагольного словоизменения, но н обилия нерегуляр-ностей. В рамках общего агглютинативного типа высока степень синтеза, особенно характерная для глагольной структуры. Черты древней системы аблаута с ее позднейшими напластованиями более свойственны глаголу. Имя различает категории числа (ед. и мн. ч.) и падежа (от 6 до 9 падежиых противопоставлений). В парадигме склонения налицо нм., чповество-вательный». дат., род., тв., обстоятельственный падежи с варьирующим числом локативов. Склонение обычно однотипно (отклонения лишь в сванском). Известна также система послелогов. Личные местоимения 1-го и 2-го лица неизменяемы. Словоизменение прилагательных-определений ограничено. Важнейший принцип организации глагольного словаря — противопоставление перех. и неперех. глаголов. Осн. морфологнч. категории глагола: лицо (при обозначении субъекта и объекта спряжение становится двух-личным), версия (субъектная, объект-иая, нейтральная), залог, аспект — пре-им. с префиксальным выражением, число, время и наклонение — с суффиксальным. По языкам налицо от 11 до 15 модально-временных форм, группирующихся по семантике глагольной основы вокруг трех временных серий — презенса, аориста и результатива. Способы формальной связи членов словосочетания — управление, координация, примыкание и согласование. Различаются 3 осн. конструкции предложения: номинативная, чэргативная» (как при перех. глаголе, так и большом числе непереходных) и дативная (при глаголах восприятия). В истории К. я. отчетливо наблюдается процесс номинативизацнн нх сннтакснч. структуры (см. Номинативный строй). Словопорядок в предложении довольно свободен. Сказуемое тяготеет к концу предложения, прямое дополнение — к приглагольной позиции, определение предшествует определяемому. Развиты как сочинение, так н подчинение предложений. Развито и словообразование (префиксальное, суффиксальное и особенно префиксально-суффиксальное), н словосложение. Среди лекснч. заимствований помимо совр. интернационализ-мов в К. я. немало арабизмов, тюркизмов (особенно в лазском), перснзмов. Интересны заимствования нз древних языков Передней Азии. Носители К. я. в течение мн. столетий пользуются груз. лнт. языком, древнейшие памятники к-рого восходят к 5 в. Синтез местной н европ. традиций в изучении К. я. наступил во 2-Й пол. 19 в. Становление науч. картвелистики связано с именами М. И. Броссе, А. А. Цага-рели, Н. Я. Марра. Ее дальнейшее развитие представлено трудами Г. Детер-са, А. Г. Шанидзе, Г. С. Ахвледиани, А. С. Чнкобавы, В. Т. Топуриа. Ныне ведущая роль в исследовании К. я. принадлежит сов. груз, языковедам (см. Кавказоведение). • Чикобава А. С Древнейшая структура именных основ в картвельских языках, Тб.. 1942 (на груз, яз.); Гамкрелид-зе Т. В.. Сибилянтные соответствия и нек-рые вопросы древнейшей структуры картвельских языков, Тб., 19S9 (на груз, яз.); Гамкрелидзе Т. В.. М а ч а в а р и-ани Г. И.. Система сонантов и аблаут в картвельских языках. Типология общекартвельской структуры, Тб., 1965 (на груз, и рус. яз.); Мачавариани Г. И., Общекартвельская консонантная система, Тб., 1965 (на груз, яз.): Топуриа В. Т., Труды, т. 3. Тб., 1979 (на груз, яз.); Dee-t e r s G.. Das khartwelische Verbum, Lpz., 1930. Чикобава А. С, Чанско-мегрельско-груз. сравнит, словарь, Тб., 1938 (на груз, яз.); Климов Г. А.. Этимологич. словарь картвельских языков. М.. 1964. Г. А. Климов.
КАРТА ДИАЛЕКТОЛОГИЧЕСКАЯ КАССЙТСКИИ ЯЗЫК