А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

КАВКАЗСКИЕ (ИБЕРЙИСКО-КАВКАЗСКИЕ) ЯЗЫКИ

КАВКАЗСКИЕ (ИБЕРЙИСКО-КАВКАЗСКИЕ) ЯЗЫКИ — условное название совокупности около сорока автохтонных (коренных) языков Кавказа. Распространены на Сев. Кавказе, в Закавказье, Турции. Мелкие группы носителей К. (и.-к.) я. представлены в Сирии, Иране и в иек-рых др. странах Бл. Востока. Общее число говорящих ок. 7 мли. чел. К. (и.-к.) я. распадаются на 3 группы: абхазско-адыгские языки, картвельские языки и нахско-дагестанские языки. По др. классификации (Ю. Д. Дешериев и др.), нахско-даг. группа делится на две — нахскую и дагестанскую. Абхазско-адыгские и нахско-дагестанские языки нередко именуются сев.-кавказскими (или горскими иберий-ско-кавказскими), в отличие от картвельских, или юж.-кавказских, локализованных в Закавказье. При наличии глубоких структурных и материальных расхождений между отд. группами К. (и.-к.) я. в иих выявлен ряд параллелизмов. Однако обоснованию гипотезы об их генетич. единстве (сформулированной еще в 19 в. П. К. Усларом) мешает отставание этимологич. исследований: закономерные фонетич. соответствия между праязыками всех групп не 208 КАВКАЗСКИЕ установлены (напр., нет звукосоответст-вий праязыкового уровня для доказательства родства абхазско-адыгских и нахско-дагестанских языков). Сравнительно-ист. исследования объективно затруднены отсутствием у кавк. языков, за исключением грузинского, древне-письм. традиции. При большом числе гипотез (см. Кавказоведение) остаются неясными генетич. взаимоотношения кавк. языков с др. языками, изучавшиеся гл. обр. некавказоведами. Структурные различия между отд. группами кавк. языков существенны. Так, для абхазско-адыгских языков характерны: в фонетике — богатство консонантного инвентаря и бедность вокалического, в грамматике — многоличный принцип глагольного спряжения (с обозначением до четырех участников действия) при отсутствии или минимальном развитии именного склонения. Специфич. черты фонетики картвельских языков — высокая консонантная насыщенность текста, отсутствие шумных латеральных согласных, обычная двукон-соиантная структура глагольного корня. Специфич. черты грамматики — залоговая дифференциация перех. глагола, развитие сложноподчиненного предложения. Характерными признаками нахско-даг. языков являются система именных классов (от 2 до 8), к-рой в грамматике соответствует морфологич. категория класса, выраженная и функционирующая в синтаксически связанных с именами существительными частях речи (глаголах, прилагательных), а также самая большая падежиая парадигма (в нек-рых случаях около 40 падежей), не свойственная ни одному из языков мира. Кавк. языки имеют общие черты, если рассматривать их в плане формальной типологии и характерологии: ограниченность вокалич. инвентаря (кроме нек-рых иахско-даг. языков, имеющих до 24 гласных) и разветвленные консонантные системы; наличие в словоизменении и словообразовании префиксального строя наряду с суффиксальным; преим. агглютинативный морфологич. тип при подчиненном положении черт флективности (во всех группах языков в разной степени прослеживается система аблаута, рассматриваемая обычно в качестве архаичной). Нек-рые черты сходства обнаруживаются в порядке слов в предложении (тяготение глагольного сказуемого к концу предложения, тенденция прямого дополнения к препозиции по отношению к сказуемому, а определения — к препозиции к своему определяемому). По совокупности формальных структурных признаков можно говорить о промежуточности картвельской языковой структуры между абхазско-адыгской и нахско-дагестанской: ср. постепенное нарастание черт флективности, уменьшение роли префиксации, усложнение системы именного склонения и, напротив, упрощение системы глагольного спряжения, сокращение словообразоват. типов и др. черты, проходящие с 3. на В. кавк. ареала через картвельскую языковую область. Однако в целом картвельские языки в формаль-но-типологич. плане ближе к абхазско-адыгским. Обнаружены и нек-рые лексич. параллели картвельских и абхазско-адыгских языков. На этих предпосылках основывается предположение о возможности отношений аллогенетич. (приобретенного) < родства> между картвельской н абхазско-адыгской группами. Выявлены также структурные параллелизмы и материальные совпадения (часть из к-рых может рассматриваться, однако, как древней- шие заимствования) картвельских и нндоевроп. языков. В плане содержат, типологии соотношение кавк. языков оказывается иным. Абхазско-адыгские и нахско-дагестанские языки объединяются эргативным строем, хотя в нахско-даг. языках он несколько менее последователен [частое отсутствие глагольных аффиксов эргативной серии, случаи функционирования т. и. несовмещающего, т. е. чисто субъектного по своей семантике эргативного падежа (эргатива), возможность построения ие эргативной, а т. н. общей конструкции предложения при перех. глаголе-сказуемом и др. ]. Своеобразие картвельских языков составляет совмещение признаков эргативной (точнее — активной) типологии с номинативной (регулярное проведение залоговой диатезы перех. глагола, по-видимому, позволяет говорить даже о перевесе в них черт номина-тивности; см. Номинативный строй). Наиболее слабо изучены ареальные взаимоотношения кавк. языков. Не получило обоснования мнение о существовании т. н. кавк. языкового союза в составе не только автохтонных, но и нндоевроп. языков Кавказа: отмечались аналогии в фонетич. системах, совпадения в составе фразеологизмов и др. Гипотезу об абхазско-адыгском субстрате для картвельских языков в Зап. Грузии поддерживал С. Н. Джаиашиа. Нек-рые факты говорят о существовании в прошлом некоего языкового союза в составе картвельского и иидоевроп. ареалов, напр. изоморфность (соответствие) общекартвельской морфофонологич. системы древней индоевропейской. Начинается изучение как собственно лингвистич., так и культурно-ист. аспектов ареальных связей кавк. языков с древними языками Передней Азии. Из всех кавк. языков лишь грузинский является древнеписьменным. По-видимому, существовала письменность и на удин, языке (см. Агванское письмо). Начиная пренм. с позднего средневековья имели место опыты применения письменности на араб, графич. основе для ряда др. кавк. языков, иапр. аварского, лакского, даргинского. Лишь после Окт, революции 1917 на Кавказе развернулось активное языковое строительство. Были созданы письменности, разработаны алфавиты, усовершенствованы орфографии, определены диал. базы лит. языков, упорядочены нормы лит. языков, создаются нормативные грамматики и словари. На мн. кавк, языках функционирует радиовещание. Младописьменные лит. языки (абхазский, абазинский, адыгейский, кабардино-черкесский, чеченский, ингушский, аварский, лакский, даргинский, лезгинский, табасаранский) переживают процесс интенсивного развития. Об изучении К. (и.-к.) я. см. Кавказоведение, Л Джавахишвнлн И. А., Первоначальный строй и родство груз, и кавк. языков, в его кн.: Введение в историю груз, народа, т. 2, Тб., 1937 (на груз. яз.); К а ч а р а-ва Г. Н., Топурия Г. В., Библиография яэыковедч. литры об иберийско-кавк, языках, ч. 1, Тб., 1958: Л е ш е р и е в Ю. Д., Сравнит.-ист. грамматика нахских языков и проблемы происхождения и ист. развития горских кавк. народов. Грозный, 1963; Климов Г. А., Кавк. языки, М., 1965; Иберийско-кавк. языки, в кн.: Языки народов СССР, т. 4, М., 1967; Закономерности развития лит. языков народов СССР в сов. эпоху. [Иранские и кавк. языки], под ред. Ю. Д. Дешериева, М., 1969; Структурные общности кавк. языков. М.. 1978; Языки Азии и Африки, т. 3, М.. 1979; Ч и к о б »-в а А. С, Введение в иберийско-кавк. яз-зва* ние.Тб., 1979 (на груз, яз.); К л и м о в Г. А., Алексеев М. Е., Типология кавк. языков, М.. 1980; Очерки морфологии иберий-ско-кавк. языков, Тб.. 1980 (на груз, яз.); Климов Г. А., Введение в кавк. яз-зна-ние, М.. 1986; D e e t e r s G., Die Kaukasi-schen Sprachen. в кн.: Armenisch und Kaukasi-sche Sprachen, Leiden — Koln. 1963 (Handbuch derOnentalistik, Abt. l.Bd7). Г. А. Климов.
КАВКАЗОВЕДЕНИЕ КАК ПОЛЬЗОВАТЬСЯ СЛОВАРЕМ