А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК

КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК —одни из китайско-тибетских языков. Офиц. язык КНР (число говорящих св. 1 млрд. чел.). Распространен также в Индонезии, Камбодже, Лаосе, Вьетнаме, Мьяиме, Малайзии, Таиланде, Сингапуре и др. (число говорящих ок. 50 млн. чел.; 1989, оценка). Одни из 6 офиц. и рабочих языков ООН. К. я. имеет 7 осн. диал. групп: северную (св. 70% говорящих), у, сяи, гаиь, хакка, юэ, минь. Диалекты различаются фонетически, лексически, отчасти грамматически, что затрудняет или делает невозможным междиалектное общение, однако основы их грамматич. строя и словарного состава едины. Диалекты связаны регулярными звуковыми соответствиями. Совр. К. я. существует в двух формах — письменной и устной, в грамматич. и лексич. отношении нац. лит. К. я. опирается на сев. диалекты. Fro фонетич. нормой является пекинское произношение. Согласные и гласные (данные о кол-ве фонем расходятся) организованы в ог-ранич. кол-во тониров. слогов фиксированного (постоянного) состава. В К. я. 4 тона, причем той — обязательная характеристика слога и может утрачиваться лишь в безударной позиции (как правило, безударны и лишены тона аффиксы). С учетом тонов в общенан. К. я.— путунхуа — 1324 разных слога, в отвлечении от тона — 414 слогов (сегментных звуковых отрезков). Слогоделение морфологически значимо, т. е. каждый слог — звуковая оболочка морфемы или простого слова. Отд. фонема как носитель смысла (гласная, в диалектах — нек-рые сонорные) тонируется и представляет собой частный случай слога. Морфемы и простые слова, как правило, односложны. Часть односложных слов из др.-кит. яз. употребляется лишь как компонент сложных и производных слов. Доминирует двусложная (двуморфемная) норма слова. В связи с развитием терминологии растет число более чем двусложных слов. Словообразование осуществляется за счет словосложения, аффиксации и конверсии. Модели словосложения — аналоги моделей словосочетаний (во мн. случаях невозможно отличить сложное слово от словосочетания). Формообразование представлено гл. обр. глагольными видовыми суффиксами. Форма мн. ч. присуща существительным, обозначающим лиц, н личным местоимениям. Один аффикс может относиться к ряду знаме-иат. слов. Аффиксы немногочисленны, в ряде случаев факультативны, имеют КИТАЙСКИЙ 225 агглютинативный характер. Агглютинация не служит выражению отношений между словами, и строй К. я. остается изолирующим. Синтаксис характеризуется номинативным строем, грамматически значимым порядком слов, определение всегда в препозиции. Предложение с перех. глаголом в качестве сказуемого может иметь форму активной (2 разновидности) и пассивной конструкции; возможны перестановки слов, не меняющие их син-таксич. роли. К. я. имеет развитую систему сложных предложений, образуемых союзным и бессоюзным сочинением и подчинением. На основе живых диалектов, существовавших в 1-й пол. 1-го тыс. до н. э., сложился лит. др.-кит. яз.— вэньянь (окончательно — к 4—3 вв. до н. э.), к-рый уже в 1-м тыс. н. э. разошелся с языком устного общения и стал непонятным на слух. Этот ппсьм. язык, отражающий нормы др.-кит. яз., использовался в качестве лит. языка до 20 в., претерпев в течение веков значит, изменения (напр., пополнился терминологией). С нач. 1-го тыс. и. э. формируется новый письм. язык, отражающий разг. речь.— байхуа («простой>, < понятный яэык>, сложился в 10—13 вв.). Сев. байхуа (на основе сев. диалектов) лег в основу общенар. К. я.— путунхуа (<обшепонят-нын язык>; до 1911 его называли гуань-хуа, затем, до 1949,— гоюй). В 1-й пол. 20 в. путунхуа утвердился в письм. общении, вытеснив вэньянь, и стал нац. лит. языком. К. я. пользуется нероглифич. письменностью (см. Китайское письмо). Древнейшие памятники (гадат. надписи на бронзе, камнях, костях, черепашьих панцирях) восходят, по-видимому, ко 2-й пол. 2-го тыс. ло н. э. Древнейшие лит. памятники—«Шуцзин» («Книга нстории>) и <Шицз1Ш> (< Книга пе-сен>) — относятся к 1-й пол. 1-го тыс. до н. э. 9 И а а н о в А. И., П о л и в а н о в Е. Д., Грамматика совр. кит. языка, М., 1930; Драгунов А. А., Исследования по грамматике совр. кит. языка, ч. 1, М.— Л., 1952; В л н Л я о - и. Основы кит. грамматики, пер. с кит.. М.. 1У54; Яхонтов С. Е., Категория глагола в кит, языке. Л., 1957; его же, Древнекнт. язык, М., 1965; Солнцев В. М.. Очерки по совр. кит. языку, М.. 1957; Л ю и Ш у - с я н, Очерк грамматики кит. языка, пер. с кит., т. 1 — 2, М.. 1961 — 65; Юань Ц з я - х у а, Диалекты кит. языка, пер. с кит.. М., 1965; Коротков Н. Н.. Осн. особенности мор-фологнч. строя кит. языка, М.. 1968; 3 о г-раф И. Т.. Среднекпт. язык. М., 1979; Karlgren В., The Chinese language, N. Y.. 1949; Chao Yuen-ren, A grammar of spoken Chinese. 2 ed.. Berk.— Los Ang., 1970; Wang W. S.Y.. Lyovin A., CLIBOC: Chinese linguistics bibliography on computer, Camb.. 1970. Большой кит.-рус. словарь, под ред. И. М. Ошанина, т. 1 — 4. М.. 1983—84; Большой русско-кит. словарь. Пекин. 1985; Большой толковый словарь кит. яз., т. 1 —, Шанхай, 1986 — (на кит. яз.). . В. М. Солнцев.
КИПУ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ