А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

ЛЕКСИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА

ЛЕКСИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА — содержание слова, отображающее в сознании и закрепляющее в нем представление о предмете, свойстве, процессе, явлении и т. д, Л. з. с.— продукт мыслит, деятельности человека, оно связано с редукцией информации человеческим сознанием, с такими видами мыслит, процессов, как сравнение, классификация, обобщение. Л. з. с. носит обобщенный и обобщающий характер. «Всякое слово (речь) уже обобщает» (Л е н и и В. И., Поли. собр. соч., 5 изд., т. 29, с. 246). Формирование Л. з. с. играет первосге-пенную роль в познават. деятельности человека. «Каждый предмет получает благодаря впервые ему присвоенному названию свою ясность, очевидность, отчетливость» (слова Эпикура, цитируемые В. И. Лениным, там же, т. 29, с. 264). Л. з. с. формируется в процессе активной деятельности говорящих. В лингвистике Л. з. с. сопоставляется с филос, категорией понятия. При этом одни ученые отождествляют понятие с Л. з. с, другие отрицают их связь. Между тем понятие и Л. з. с, относясь к однопорядковым категориям ¦ мышления, не совпадают. Соотношение между нвми различно в разных отношениях: ЛЕКСИЧЕСКОЕ 261 значение шире понятия, т. к. включает в себя оценочный и ряд др. компонентов; значение уже понятия в том смысле, что включает лишь различит, черты объектов, а понятия охватывают их более глубокве и существенные свойства; значение соотносится с ближайшими (формальными, бытовыми) понятиями, отличающимися от содержат., науч. понятий. Совмещение понятия и Л. з. с. в последнем случае отмечается лишь у терминов; значение определяется как материал для оформления понятий, а понятие (концепт) может интерпретироваться как конденсация Л. з. с. (бытовых понятий). Понятие, лежащее в основе Л. з. с, характеризуется нечеткостью, размытостью границ: оно имеет четкое ядро, благодаря чему обеспечивается устойчивость Л. з. с. и взаимопонимание, и нечеткую периферию. Благодаря этой «размытости» понятия Л. з. с. может «растягиваться», т. е. увеличиваться в охвате, что позволяет использовать слова для обозначения предметов, не имеющих спец. обозначения в данный момент. Вместе с тем нечеткость и подвижность имеют свои границы, определяемые узуальными ассоциациями, внутр. формой слова, лек-сич. парадигматикой н др. факторами. В Л. з. с. отражается диалектич. соотношение общего и особенного, устойчивого и подвижного. Подвижность Л. э. с. позволяет использовать слово для наименования новых объектов н является одним из факторов худож. словесного творчества. С подвижностью связана тенденция к многозначности слова. Л. з. с.— сложная структура, определяемая общими свойствами слова как знака: его семантикой, прагматикой, син-тактикой. В собственно семантич. смысле в структуре Л. з. с. выделяется 2 аспекта: сигнификативный (см. Сигнификат) и денотативный (см. Денотат). К ним присоединяют и внутр. форму слова (признак, легший в основу наименования). Прагматич. аспект Л. з. с. (см. Прагматика) включает экспрессивно-эмоциональную оценку и разнообразные коннотации. Синтаксич. аспект (отношение между знаками) определяется собственно синтагматически — его связями с др. значениями языковых единиц в словосочетании и предложении, и парадигматически — его позицией внутри синонимия, ряда («значимость слова», или его «структурная функция»). Ядро Л. з. с.— его сигнификативная сторона. В целом Л. з. с. нередко определяется как совокупность понятийного ядра и прагматич. коннотаций. Синтагматич. факторы, существенные при уточнении значения слова, вторичны по отношению к собственно семантич. аспекту. В языковой системе Л. з. с. определяется сигнификатом. Определ. роль в его образовании может играть и внутр. форма слова. В речи Л. э. с. может обозначать как весь класс данных объектов, так и его отд. представителя, в связи с чем возникает проблема объема Л. з. с. в речи, существенная для теории референции. В речи реализуется денотативная сторона Л. з. с, отражающая связь лексич. знака (включающего сигнификат) с представлением о конкретном внеязыковом объекте. При этом внутр. форма наименования может совпадать с сигиификатом. Нек-рые исследователи усматривают Л. з. с. только у основных частей речи, отвергая наличие его у собств. имен, служебных слов, местоимений, междоме- 262 ЛЕКСИЧЕСКОЕ тий. Однако всякое слово обладает лексич. значением, различие состоит в способе его реализации, в степени самостоятельности и выделенности. У служебных слов лексич. значение реализуется при соединении с самостоят, словом, у местоимений денотативная сторона значения выявляется по анафорич. связи с номинативными словами или в условиях прямого указания (дейксиса), у междометий лексич. значение характеризуется нерасчлененностью выражаемого значения. Имена собственные также содержат элементы сигнификативной стороны значения, т. к. подводят единичный объект под нек-рый класс объектов. Подвижность отношения наименования (то есть связь означающего и означаемого), лежащего в основе Л. з. с, приводит к его изменению. Различаются причины, результаты и формы изменения значений слов. Причины изменений Л. э. с. могут быть культурно-историческими (напр., изменения в самих объектах, нх социальной оценки, табу), психологическими, внутрисистемными. В результате изменений Л. з. с. возможно возникновение или исчезновение многозначности (см. Полисемия), образование омонимов. Формы (типы) изменений Л. з. с. соответствуют в конечном счете логич. отношениям понятий, таким, как подчинение (включение), на основе к-рого развивается расширение, сужение (специализация), а при учете коннотаций и «ухудшение» / «улучшение» значения; внеполо-женность (соположение), лежащая в основе смещения Л. з. с; отношения контрадикторное™ (противоположности), приводящие к явлениям энантиосемии; перекрещивание, порождающее метафору и разнообразные виды метонимии. Изменения Л. з. с. могут быть также едва заметными («скольжения» смысла слова). Благодаря устойчивым ассоциациям объектов и понятий развиваются регулярные типы изменений Л. з. с, встречающиеся во мн. языках (напр., переход «содержащее -> содержимое»). Об изменении Л. з. с. говорят только при социальном закреплении изменения в языке, в противном случае изменение отношения номинации приводит лишь к особому употреблению слова. Изменение значения слова проходит через 3 этапа: l) инновация в речи (новое словоупотребление), чаще индивидуального характера, не изменяющая семантич. структуру слова; 2) формирование нового значения — как части семантич. структуры слова — вследствие регулярного нового употребления, особенно если оно сопровождается существенными расхождениями отношений номинации; новое значение может получать особые грамматич. характеристики; 3) образование омонимов при расхождении Л. з. с. и утрате связи между ними. В связи с многозначностью возникает проблема типологии н семантич. структуры Л. з. с. В сов. яз-знании одна нэ первых типологий принадлежит В. В. Виноградову,к-рый выделял в слове по принципу отношения к обозначаемому объекту осн. номинативное значение, минимально зависимое от окружения, производное номинативное значение, образуемое в результате переноса или специализации основного, и экспрессивно-стилистическое. На основании синтагматич. обусловленности различаются значения свободные, фразеологически связанные и функционально обусловленные (напр., предикативно-характеризующие). Развивая эту типологию, Б. Н. Головин предложил различать типы Л. з. с. в соответствии с тремя аспектами функционирования слова: по отношению к предмету, к сознанию и к др. Л. з. с. В функциональной типологии Л. з. с. (Н. Д. Арутюнова) осн. противопоставление проводится между сигнификативной и денотативной сторонами значения. Различаются семантич. структура слова и структура Л. з. с. Первая включает совокупность отд. вариантов Л. з. с. (лексико-семантич. вариантов), среди к-рых выделяются осн. значения и производные — переносные и специализированные. Каждый лексико-семантич. вариант является иерархически организованной совокупностью сем — структурой, в к-рой выделяется интегрирующее родовое значение (архисема), дифференцирующее видовое (дифференциальная сема), а также потенциальные семы, отражающие побочные свойства предмета, реально существующие или приписываемые ему коллективом. Эти семы важны для формирования переносных значений слов. Напр., у «идти», «ползти», «лететь» в их прямом значении архисема — значение «движение», дифференциальные семы — «способ передвижения», потенциальные — «темп движения» (нормальный, медленный, быстрый). При переносном употреблении слова архисема и дифференциальная сема отходят на задний план, потенциальные актуализируются, получая статус дифференциальных («время идет, ползет, летит»). Л. з. с. свойственна и внеш. структурность: слова и лексико-семантич. варианты образуют лексико-семантич. группы (лексич. поле), внутри к-рого значение одного слова является границей значения другого (см. Поле). Методы анализа Л. з. с. делятся на собственно лингвистические и психолингвистические. Лингвистич. методы различаются по отношению к парадигматике и синтагматике: для анализа Л. з. с. исследуются разные слова в одном и том же контексте или одно и то же слово в разл. контекстах. К синтагматически ориентированным методам относятся дистрибутивный, изучение сочетаемости слов, контекстуальный. К парадигматически ориентированным относятся методы субституции (замещения) слов, компонентный анализ. Психолингвистич. методы опираются на эксперименты с информантами: опрос, ассоциативные методы, измерение Л. з. с. Использование словарных дефиниций Л. з. с.— один из способов их изучения. Полное исследование Л. з. с. достигается сочетанием разл. методов, включая н количественные. Проблема Л. з. с. разрабатывается в неразрывной связи с общефилос. теорией значения и смысла (см. Философские проблемы языкознания), восходя к идеям Платона и Аристотеля и гл. обр. стоиков (Секст Эмпирик), подчеркнувших связь того, что обозначается (понятие), того, что обозначает (слово), и объекта (предвосхищение «семантич. треугольника»). В ср. века проблемы Л. з. с. обсуждались в связи со спорами реалистов и номиналистов. Идеи номинализма развивались Т. Гоббсом и легли в основу понимания Л. з. с. универсальными грамматиками, к-рые утверждали, что имя обозначает «идею», репрезентирующую один или ряд предметов. Г. В. Лейбниц, Б. Спиноза, Дж. Локк и др. философы 17—18 вв. обсуждали вопрос о том, является ли слово знаком представления о предмете или же знаком самого предмета. В 19 в. лексич. семантика сосредоточилась на изучении ист. изменения зна- чений слов. В. фон Гумбольдтом, Г. Паулем, А. А. Потебней, М. Бреалем, М. М. Покровским, X. Шпербером, Г. Стерном, С. Ульманом и др. были определены осн. свойства Л. з. с. и выявлены общие семантич. законы изменения значений слов. Развитие логики с кон. 19 в. вновь вызвало дискуссии о различиях между денотативной и кон-нотативной сторонами Л. з. с. Дж. С. Милль ввел понятия денотации и коннотации. Г. Фреге различал смысл (указания на называемый предмет) и значения (способ обозначения предмета). Последнее на уровне речи совпадало с внутр. формой обозначения. Р. Кар-нап различал экстенсионал (объем значения) и пнтенсионал (содержание значения). К. И. Льюис выделял след. виды значений языковых выражений: денота-ция (экстенсионал), коннотация (интен-сионал), понятийное содержание, сигни-фикация. В разработку теории Л. з. с. большой вклад внесли сов. ученые — В. В. Виноградов (типология Л. з. с), Л. О. Резников, С. Д. Кацнельсон (филос. аспекты проблемы), Р. А. Будагов (ист. семантика) и др. В ряде направлений лингвистич. структурализма проявляется антименталист-ский подход к Л. з. с: переоценка либо отношений между языковыми знаками (парадигматических — в теории «зиачи-мостей» Ф. де Соссюра, синтагматических — в теориях дескриптивистов), либо прагматич. факторов, участвующих в реализации Л. з. с. Бихевнористы (см. Бихевиоризм в яз-знании) считают Л. з. с. равнозначным вызываемой им реакции, инструменталисты полагают, что слово значит то, что оно обозначает, сторонники информационной теории считают, что Л. з. с. есть совокупность информации, к-рую оно несет с собой. Однако если Л. з. с. может вызывать к.-л. реакцию, передавать информацию, обозначать нечто, то лишь потому, что в сознании говорящего оно связано с определ. понятием, под к-рое подводится данное явление внеязыковой действительности. ф Звегинцев В. А.. Семасиология, М., 1957; Кацнельсон С. Д., Содержание слова, значение и обозначение, М.—Л., 1965; Леонтьев А. А.. Слово в речевой деятельности, М., 1965; Проблемы знака и значения, М.. 1969; К о м л е в Н. Г., Компоненты содержат, структуры слова, М., 1969; Семантич. структура слова, М., 1971; Головин Б. Н., Введение в яз-зиание, 2 изд., М., 1973; Основы теории речевой деятельности. М., 1974; Никитин М. В., Лексич. значение в слове и словосочетании, Владимир, 1974; Т о н д л Л., Проблемы семантики, пер. с чеш., М., 1975; Принципы и методы семантич. исследований, М., 1976; Степанов Ю. С, Номинация, семантика, семиология (виды семантич. определений в совр. лексикологии), в кн.: Языковая номинация. (Общие вопросы). М., 1977; Виноградов В. В., Избр. труды, т. 3, Лексикология и лексикография, М., 1977; Языковая номинация. (Общие вопросы), М.. 1977; Бородина М. А., Гак Г. К., К типологии и методике ист.-семантич. исследований, Л., 1979: Аспекты семантич. исследований, М., 1980; Лингвистич. семантика, в кн.: НЗЛ. в. 10, М., 1981; Новиков Л. А., Семантика рус. языка, М., 1982; Т е л и я В. Н., Коннотативный аспект семантики номинативных единиц, М., 1986; Уфимцева А. А.. Лексич. значение, М., 1986; R е у А., Theories du signe et du sens, v. 1—2, P., 1973—76; см. также лит. при статьях Слово. Лексикология, Семантика. В. Г. Гак.
ЛЕКСИКОГРАФИЯ ЛЁНДИ