А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

ЛЕЗГИНСКИЕ ЯЗЫКИ

ЛЕЗГИНСКИЕ ЯЗЫКИ — подгруппа нахско-дагестанских языков. Распространены в юж. р-нах Даг. АССР (Агульский, Ахтынский, Дербентский, Курах-ский, Магарамкентский, Рутульский, Су-лейман-Стальский, Табасаранский, Хасавюртовский, Хивский, Чародинский) и сев. р-вах Азерб. ССР (Варташенский, Закатальский, Исмаиллниский, Ках-ский, Кубинский, Кусарский, Кутка-шенекий, Хачмасский). Общее число говорящих св. 500 тыс. чел. В состав Л. я. входят лезгинский, табасаранский, агульский, рутульский, ца-хурский, будухский, крызский, арчинский, удинский и хиналугскнй языки. Хиналуг. яз. отд. исследователи (М. Е. Алексеев и др.) не включают в состав Л. я. Геиетич. единство Л. я. подтверждается многочисл. данными их фонетики, морфологии, синтаксиса и лексики. В области фонетики в большинстве Л. я. более развита, по сравнению с др. даг. языками, система вокализма. Помимо простых гласных а, е, и, у, о здесь представлены фарингализованные al, el, of, yl, и1 (агульский, рутульский, ца-хур., арчин., удин, языки), умлаутиро-ваиные аь, оь, уь (почти во всех языках), гласный верхнего подъема среднего ряда <ы>, назализованные, возникшие (и возникающие) в результате ослабления замыкающего слог сонорного <н>, и пози-циоино обусловленные долгие гласные. Консонантизм Л. я. не отличается от других даг. языков. Из специфич. согласных здесь представлены смычно-гор-таиные к1, п1, т1, ц1, ч1, увулярные къг, гъ, х, къ, хъ, кь, фариигальные rl, xl, лариигальиые гь, ъ. Однако латеральные согласные, за исключением арчин. яз., в других Л. я. отсутствуют. Во всех Л. я. есть смычио-гортаниые согласные и только в удии. яз. они утрачены: в одних случаях полностью редуцировались, в других — перешли в непридыхательные глухие смычные. Не во всех Л. я. есть геминированные смычные глухие согласные, как в большинстве аваро-андийских языков. Встречаются они лишь в отд. языках (табасаранском, агульском, буду хеком), а в лезгин., ца-хур., удин, и др. языках имеют место по-зициоино обусловленные непридыхательные согласные. Геминаты встречаются также среди спирантов, однако оии, как показывают исследования, по своему генезису здесь вторичны. От других даг. языков Л. я. отличаются также наличием в фонетич. структуре нек-рых из них т. иаз. денто-лабиализов. согласных, представленных по всем диалектам и говорам табасаран. яз., в арсуг. и бурщаг. говорах агульского яз. и фийском диалекте лезгин, яз. Лабиализов. согласные, встречающиеся в большинстве Л. я., имеют фонологическую значимость. Ударение в Л. я. силовое (экспираторное), фиксированное преим. на втором слоге слова. Для морфологии Л. я. характерна многопадежность (от 10 до 30 падежей). Падежи делятся на абстрактные (нм. п., эргативный п., род. п., дат. п.) и местные. Местные падежи образуют серии со значением нахождения в чем-либо, на чем-либо, под чем-либо, за чем-либо и т. д. Каждая серия, как правило, состоит из трех падежей: покой (локатив), 256 ЛЕЗГИНСКИЕ исход (аблатив), направление (элатив). Сериальное» мн. местных падежей в ряде языков выражена четко и последовательно (лезгинский, табасаранский, агульский), в нек-рых она подверглась разрушению. Для Л. я. характерна категория именных классов (четыре грам-матич. класса), за исключением лезгин., агульского и удин, языков, где эта категория утрачена. Исследования последних лет показали, что лезгин., агульский и удии. языки также имели эту категорию. Процесс распада категории грамма-тич. класса наблюдается и в табасаран. яз. (два класса), что подтверждают данные его юж. диалекта, где категория класса уже отсутствует. Характерной чертой Л. я. является также наличие в структуре глагола мн. языков т. наз. превербов. Превербы бывают как локальные, так и направительные, а там, где их ныне нет, они отражаются в «окаменелом», непродуктивном, виде в структуре глагольных основ (удии. яз.). Для большинства Л. я. характерно отсутствие спряжения глагола по лицам. Лишь в табасаран. и удин. языках имеется личное спряжение вторичного происхождения; под влиянием азерб. яз. оно зарождается в крыз. яз. Для синтаксич. системы Л. я. характерно наличие номинативной, эргативной, дативной, аффективной конструкций. Номинативную конструкцию образуют ин-транзитивные, а эргатнвную — транзитивные глаголы. В дативной конструкции при глаголах чувствования («любить», «нравиться») и виеш. восприятия («видеть», «слышать») реальный субъект ставится в дат. падеже. Аффективная конструкция предложения представлена в цахур. яз. и отличается от дативной тем, что глагол виеш. восприятия требует постановки субъекта в аффективном падеже. В Л. я., как и в др. даг. языках, есть два типа сложного предложения: сложноподчиненное и сложносочиненное. Наибольшее распространение как в письм., так и в бесписьм. языках имеет сложноподчиненное предложение, связь между простыми предложениями к-рого выражается подчинит, аффиксами, нек-рыми союзами и местоимениями, выступающими в определ. случаях в относит, функции. Употребление сложносочиненного предложения в бесписьм. Л. я. ограничено. Конструируется оно при помощи интонации, сочинит, союзов и др. способами. Лексич. состав Л. я. выявляет их самостоятельность среди др. даг. языков, несмотря на большое кол-во лексич. единиц, унаследованных от общедаг. языка-основы. В Л. я. наряду с исконными словами много заимствований нз арабского, персидского и тюркских языков (преим. из азербайджанского), из рус. яз. (преим. социально-экономич. термины, наименования разл. предметов, орудий труда и т. д.). Рус. яз. стал осн. источником лексич. заимствований. Образование новых слов происходит путем аффиксации, основосложения и обособления семантич. вариантов слова. Из др. языков (гл. обр. русского) заимствуются и сло-вообразоват. аффиксы. История изучения Л. я. начинается со 2-й пол. 19 в. (П. К. Услар, А. М. Дирр). Особенно широко ведутся исследования этих языков после Окт. революции 1917, когда ученые Москвы н Ленинграда (Н. Я. Марр, И. И. Мещанинов, Н. Ф. Яковлев, А. Н. Генко, Л. И. Жирков, А. А. Бокарев, Е. А. Бокарев, Ю. Д. Дешириев и др.), Тбилиси (А. А. Магометов, Е. Ф. Джейранишви-ли, О. И. Кахадзе, Г. В. Топурия и др.), Баку (Ш. М. Саадиев, В. Л. Гукасян и др.) и Махачкалы (М. М. Гаджиев, У. А. Мейлаиова, Б. Б. Талибов, Р. И. Гайдаров, Б. Г. Ханмагомедов, А. Г. Гюльмагомедов, Г. X. Ибрагимов и др.) стали изучать эти языки систематически и планомерно на всех уровнях. Из Л. я. лезгинский и табасаранский являются письменными. Письменность была создана после Окт. революции 1917 (для лезгнн. яз. — в 1928, для табасаран. яз.— в 1931, сначала иа латинской, а с 1938 — иа рус. графич. основе). С кон. 80-х гг. для ряда л. я. разрабатывается письменность. # Бокарев Е. А.. Введение в сравнит.-ист. изучение даг. языков. Махачкала, 1961: Мейланова У. Л.. Очерки лезгин, диалектологии, М.. 1964; Языки народов СССР, т. 4. Иберийско-кавк. языки, М.. 1967; Сравнит.-нет. лексика даг. языков, М., 1971; Гигинейшвилн Б. К., Сравнит, фонетика даг. языков, Тб.. 1977; Талибов Б. Б., Сравнит, фонетика лезгин, языков, М., 1980; Алексеев М. Е.. Вопросы сравнит.-ист. грамматики лезгин, языков. Морфология. Синтаксис. М.. 1985. У. А. Мейланова.
ЛАРИНГАЛ ЛЕЗГИНСКИЙ ЯЗЫК