А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ (философия «обыденного языка») — философское направление, поставившее своей основной задачей анализ естественного языка строгими методами. Анализ предпринимался с целью определения философски значимых концептов (таких, как «добро», «зло», «долг», «знание», «значение» и др.), опираясь на контексты употребления соотв. слов в обыденной речи. Другая цель анализа — выявление особой «логики» (правил, регламентов н конвенций) функционирования языка в условиях повседневной коммуникации. Первый круг задач выполнялся концептуальным анализом, второй — логическим анализом речевых актов. Л. ф. представляет собой разновидность аналитич. философии (см. Логическое направление) — одной из школ неопозитивизма. В отличие от первоначальной версии аналитич. философии, занятой преим. логич. анализом языка науки, Л. ф. сосредоточила свое внимание на анализе повседневной речи (обыденного, или обычного, языка), а также языка этич. сочинений. Л. ф. сложилась в англ. ун-тах Кембриджа и Оксфорда (поэтому ее иногда называют оксфордской школой) и берет начало в идеях Дж. Э. Мура, относящихся к рубежу 19 и 20 вв. (его концепцию принято называть «философией здравого смысла»). Как целостное направление Л. ф. оформилась к сер. 20 в. Ее основателем (наряду с Муром) является Л. Витгенштейн. Крупнейшие представители: Ф. Вайсман, Дж. Остин, Э. Анкомб, П. Гич, Г. Райл, А. Дж. Айер, П. Ф. Стросои, Дж. Урм-сон, П. Ноуэлл-Смит, Р. Хэар, Д. Уиэ-дом, М. Лазеровиц. К Л. ф. примыкают амер. философы Н. Малколм, Л. Линский, П. Грайс, Дж. Р. Сёрл, 3. Вендлер, М. Блэк, фин. логик Г. X. фон Вригт и др. Ниже рассматриваются лиигвистич. идеи Л. ф. Теоретич. основы Л. ф. изложены в посмертно опубл. «Философских исследованиях» Витгенштейна (1953). Концепция позднего Витгенштейна сложилась в ходе наблюдений над функционированием языка в естеств. условиях коммуникации. Витгенштейн рассматривал речь как компонент целенаправленной и регламентированной деятельности человека,- характеризующейся множественностью целей. Язык (речевые высказывания н входящие в них языковые формы) — это орудие, служащее выполнению определ. задачи. Могут существовать языки, предназначенные для достижения лишь нек-рых целей (напр., «язык приказов»). Соединение речи и Действия Витгенштейн называл «языковой игрой» (ср. приказ — выполнение приказа). Каждая «языковая игра» как законченная система коммуникации отвечает нек-рой «форме жизии». Таким образом, Л. ф. выдвигает на первый план не столько когнитивную (связанную с мышлением), сколько инструментальную (связанную с действием и воздействием) функцию языка. Ее объект — язык в действии. В своем подходе ко всему тому, что связано с ментальными процессами и операциями (знанию, значению, пониманию, намерению, миеиию и др.), Витгенштейн перенес акцент с опыта и ощущений на технику (условия существования), т. е. правила и регламентированность. В согласии с общей теорией находится сформулированный Витгенштейном концепт значения, основанный на анализе значения существительного «значение». Такие признаки функционирования высказывания, как подчиненность правилам, конвенциональность, орудийность и целенаправленность, дали основание для понимания значения как употребления. Новая интерпретация значения противостояла теории обозначения и сопровождалась критикой остеисивиой (ука-зат.) теории приобретения семантич. знаний. Исходным в анализе считалось значение высказывания, из него выводилось значение слова. Значения высказывания и слова рассматривались в неразрывной связи с условиями их употребления (контекстом, ситуацией, участниками коммуникации, ее целями). Значение описывалось в виде набора правил употребления («грамматики» или «логики») той или др. единицы (ср. «логика прилагательных», «грамматика» прилагательного «хороший»). Т. о., значение не отделялось от категорий прагматики. Концепт значения претерпел дальнейшую прагматизацию в теории Грайса, связавшего значение с намерением говорящего произвести нек-рое воздействие на адресата и выдвинувшего понятие «значение говорящего». Последнее повлекло за собой исследование косвенных смыслов высказывания и иравил их интерпретации. Концепция значения как употребления расширила методику семантич, исследований за счет операции по соединению слов и высказываний с типичными для них контекстами и праг-матич. ситуациями, а также за счет выявления прагматич. ограничений на сочетаемость. Идеи Л. ф. опирались на изучение двух типов речи — повседневных разговоров (диалогов) и практич. рассуждения. Этому разделению области исследования соответствуют 2 осн. направления Л. ф.: анализ обыденной речи н анализ языка морали. Изучая обыденную речь в действии н как действие, Л. ф. включила в круг своих интересов динамич. аспект речи: пропозициональные отношения (установки), их взаимодействие с пропозицией, ситуативные условия и цели коммуникации. Исследоват. интересы переместились в область прагматики. Результатами этого направления поисков явились: теория речевых актов (Остин, Сёрл), выявление прагматич. пресуппозиций (Урм-сон) и правил (конвенций, постулатов, максим) общения (Грайс, Э. Лич), таких, как «принцип сотрудничества», «принцип вежливости» и др., понятие импликатур речи (Грайс) — нестрогих импликаций, позволяющих, основываясь на знании коммуникативных конвенций, определить контекстно обусловлен- ЛИНГВИСТИЧЕСК 269 иый смысл высказывания. Эти идеи и понятия были восприняты и развиты совр. лингвистич. прагматикой, социолингвистикой и риторикой. Аналогичный комплекс идей сформировался в ходе анализа практич. рассуждения. Если научно-теоретич. рассуждение направлено на установление объективной истины (истинностного значения предложения), то задача практич. рассуждения заключается в выборе цели и способов ее достижения, и оно допускает варьирование. Его итог — принятие решения или предписание, определяющие действия. Логич. анализ практич. рассуждения (языка морали) был предпринят представителями Л. ф., занимающимися проблемами зтики (Мур, Ноуэлл-Смит, Хэар). Мур в противовес этич. натурализму стремился показать, что ключевые для этики оценочные предикаты («хороший», «плохой») не обозначают никакого ес-теств. свойства объектов. Это стимулировало поиск новых принципов определения оценочных н др. недескриптивных значений. В соответствии с обшей для Л. ф. тенденцией оценка была определена в терминах коммуникативной установки: положит, оценка выражает рекомендацию, стимулирующую действие (Хэар). Анализ практич. рассуждения выявил особый вид нарушений смысловой правильности текста. Первым привлек внимание к этому явлению Мур. Его пример «Идет дождь, но я так не считаю» известен под назв. парадокса Мура. Мур видел в нем психологич. несообразность, Витгенштейн — нарушение логики утверждения. Приведенное предложение не содержит прямого логич. противоречия. Это отклонение от нормы, а не от истины. Конвенция общения требует, чтобы говорящий, утверждая что-либо, имел для этого основания. В парадоксе Мура зафиксирована непоследовательность речевых действий. Анализ практич. рассуждения дал ряд результатов, относящихся к прагматич. структуре текста, текстовым функциям групп слов (Ноуэлл-Смит), связям между значением слова и коммуникативными функциями высказывания, пропозициональным отношением, деонтич. модальностями и др. Эти результаты вошли в совр. семантику н лингвистику текста. Л. ф. стимулировала создание ряда филос. логик, отражающих определ. форму жизни и базирующихся иа ес-теств. языке: эпистемич. логики, логики оценок, логики предпочтения, логики прескрнпций, логики действия, иллокутивной логики и др. • Козлова М. С, Философия и язык, М.. 1972; М у р Д ж., Принципы этики, М., 1984; Дегутис А., Язык, мышление и действительность. (Очерк теории значения в аналитич. философии), Вильнюс, 1984; Грязнов А. Ф., Эволюция филос. взглядов Л. Витгенштейна, М., 1985; его ж е. Материалы к курсу критики совр. бурж. философии (философия языка Л. Витгенштейна), М., 1987; НЗЛ, в. 16. Лингвистич. прагматика, М., 1985; НЗЛ, в. 17. Теория речевых актов. М., 1986; НЗЛ, в. 18. Логич. анализ естеств. языка, М., 1986; Вригт Г. X., Логико-филос. исследования. Избр. труды, М.. 1986; И ш Муратов А. Т., Логич. анализ практич. - рассуждений, К., 1987; Philosophy and ordinary language, Urbana, 1963; Wright G. H. v о n, The varieties of goodness, L., 1963; Wittgenstein L., Philosophical investigations, Oxf., 1967; Vendler Z., Linguistics in philosophy, Ithaca (N. Y.). 1967; Hare R. M., The language of morals, Oxf., 1972; Mc Ginn C, Wittgenstein on meaning, 270 ЛИНГВИСТИЧЕСК (An interpretation and evaluation), Oxf., 1984. H. Д. Арутюнова,
ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ СТАТИСТИКА ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АТЛАС