А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

НЕЙРОЛИНГВЙСТИКА

НЕЙРОЛИНГВЙСТИКА — научная дисциплина, возникшая на стыке неврологии и лингвистики и изучающая систему языка в соотношении с мозговым субстратом языкового поведения. Эпизодич. наблюдения расстройств языкового поведения при очаговых поражениях мозга известны с эпохи средневековья, но их систематич. изучение началось во 2-Й пол. 19 в. В отечеств, лингвистике интерес к фактам языковой патологии проявляли И. А. Бодуэн де Куртенэ, В. А. Богородицкий, Л. В. Щерба и др. Бодуэн де Куртенэ исследовал афазию, исходя из представления о трех составных компонентах языковой деятельности — фонации (произнесения), аудиции (восприятия) и церебрации («процессы, происходящие в индивидуальном мозговом центре») («Из патологии и эмбриологии языка», 1885). Ряд высказанных им мыслей получил развитие у Р. О. Якобсона, описавшего системные корреляции между строением фонологич. систем в языках мира, последовательностью их становления в онтогенезе и распада в клинике афазий. В СССР развитие нейролингвистич. исследований базируется на работах А. Р. Лурия, к-рый на основе психологич. концепции Л. С. Выготского о социальном происхождении высших психич. функций человека и успехов отечеств, физиологии (учение И. П. Павлова об анализаторах мозга и теория П. К. Анохина о функциональной системе) разработал концепцию о системном строении этих функций. Это позволило привлекать лингвистич. аппарат не только для описания расстройств языкового поведения, но и для изучения их патогенеза. Предметом нейролингвистич. исследований чаще всего становятся афазии, проявления к-рых многообразны и включают в себя фонологич., грамматич., лексич. и семантич. расстройства. Для Н. представляют интерес и неафазич. формы расстройств языкового поведения: речевые агнозии и апраксии, дизартрии, алексии и аграфии. Продолжают обсуждаться нейролингвистич. представления о том, как человек отражает действительность посредством органов чувств и сопряженных с нимк анализаторов мозга — зрительного, слухового и тактильно-кинестетического. Языковое отражение действительности, в т. ч. распознавание речи, осуществляется в направлении от периферии нервной системы (т. е, от рецепторов органов чувств) к ее центр, отделам. В каждом анализаторе различают два рода нервных структур: структуры, проводящие комплексы раздражений от данного органа чувств к коре головного мозга, где осуществляется элементарный анализ и синтез их пространств.-временных параметров (сенсорные проекционные системы мозга), и структуры, осуществляющие анализ и синтез тех же комплексов раздражений в их знаковой отнесенности к предметной действительности (гностич. зоны коры). Третий «ярус» составляют наиболее сложные по анатомич. структуре области языковой коры — зоны перекрытия отд. анализаторов, где происходит интеграция знаковых комплексов, поступивших от разных анализаторов мозга, и в результате становятся возможными языковые обобщения, отвлеченные от чувственной природы раздражений. Языковое поведение, в частности порождение речи, осуществляется в обратном порядке: от центра к периферии. Речевые программы, сформулированные в зонах перекрытия мозговых анализаторов, конкретизируются в зонах речевого праксиса и затем реализуются с помощью механизма проекци- НЕЙРОЛИНГВИСТ 327 онных двигат. систем, сопряженных с органами речи (а также систем реализации письм. речи). В отличие от проекционных систем мозга (сенсорных или двигательных) гностико-праксич. кора и зоны перекрытия корковых анализаторов характеризуются функциональной асимметрией: систему языковых обобщений и мышление в языковых понятиях принято коррелировать по преимуществу с левым (доминантным) полушарием мозга, а конкретно-образное мышление — с правым полушарием. Очаговые поражения сенсорных проекционных систем клинически обнаруживаются трудностями восприятия устных и письменных языковых текстов в связи со снижением остроты слуха и зрения или с ограничением воспринимаемых звуковых частот и полей зрения. Поражения двигательных проекционных систем обнаруживаются разл. дизартриямн, при к-рых нарушаются артикуляторные и просодич. средства выражения правильно построенных высказываний. Очаговые поражения гностич. полей коры могут обнаруживаться в виде речевых агнозий (слуховых, зрительных и пр.), а прак-сич. полей коры — в виде апракснй. При речевых агнозиях больные хорошо видят и слышат, но <не узнают» звуковой облик единиц родной речи (речевая слуховая агнозия) или графемы письм. текстов (речевая зрительная агнозия). В то же время языковые фо-нологич., грамматич. и лексич. обобщения у этих больных сохранены, что и обнаруживается и сохраненной способности говорить и писать. При этом больные с речевой слуховой агнозией могут читать, а больные с речевой зрительной агнозией понимают устную речь. При речевых апраксиях наблюдается обратная картина: у больных нет двигат. расстройств, напр. параличей, но они <не умеют» произнести слово или его написать; при этом понимание речи окружающих и способность читать могут быть сохранены. Принципиально иные расстройства языкового поведения возникают, когда поражаются корковые зоны перекрытия анализаторов. В этих случаях развиваются афазии; у больных расстраиваются все виды языкового поведения (собственная речь, понимание речи окружающих, чтение, письмо, понятийно-языковое мышление), хотя и по-разному при разл. локализациях очага поражения в пределах доминантного полушария: при средневисочных очагах распадается способность фонологич. и морфонологич. дифференциаций, что приводит к смешению слов с близким фонемным или морфемным составом; при заднелобиых очагах происходит распад грамматич. комбинаторики (морфемной и словесной) и т. д. В то же время при афазиях оказываются нередко сохраненными возможности механич. повторения услышанного или даже письма без понимания смысла соотв. текстов. Важный для Н. материал дают наблюдения над языковым поведением билингвов и полиглотов, страдающих очаговыми поражениями мозга. Часто наблюдаются речевые диссоциации (когда больные утрачивают, полностью или частично, владение одним языком при относит, сохранности другого), 328 НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ а также случаи интерференции между разными языками (в виде вкраплений элементов одного языка в речь на другом). Методы нейролингвистич. исследований развиваются и изменяются параллельно с развитием теории неврологии и лингвистики. Переносить лингвистич. критерии в клинику следует осторожно, ибо одни и те же по внеш. проявлениям расстройства языкового поведения могут быть результатом распада принципиально разных психолингни-стич. операций в системно организов. деятельности мозга. Только системный анализ расстроенной функции (номинации, чтения, письма и пр.), введенный в клиннч. практику Лурия, может привести к пониманию ее языковой природы. Наиболее результативным является такое исследование, к-рое основано на комплексных представлениях о природе речевых расстройств, опирающихся на результаты и неврологии, и лингвистики. Н. возникла из потребностей клинич. практики для решения диагностич. задач. Отсюда осн. ее метод — метод наблюдений над языковым поведением больного в разных условиях (беседа, рассказы по картинкам, пересказы текстов, чтение, письмо, а также применение спец. тестов: повторение серии специально подобранных слов, составление предложений из заданных слов, нахождение синонимов и антонимов к заданному слову и т. п.). К числу новых методов изучения здорового и больного мозга относятся: метод дихотич. прослушивания вербального материала, ангиография в сочетании с амитал-нат-риевой пробой, унилатеральные элек-трошоки, стереотаксич. операции и пр. Источником нейролингвистич. обобщений все больше становятся и пед. наблюдения, делаемые в процессе восстановит, обучения больных с расстройствами языкового поведения. Разработка проблем Н. во 2-й пол. 20 в. испытывает воздействие идей и методов психолингвистики, нейропсихологии, нейрофизиологии! психоакустики, кибернетики и др. смежных наук. Т. о., совр. Н. представляет собой один из аспектов комплексного изучения знакового поведения человека. • Пенфильд В., Роберте Л., Речь и мозговые механизмы, пер, с англ., Л., 1964; Лурия А. Р., Высшие корковые Функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга, 2 изд., М.,1969; его же, Осн. проблемы нейролннгвистики, М., 197S; В и нарекая Е. Н., Клннич. проблемы афазии. (Нейролингвистич. анализ), М., 1971; Ах у тип а Т. В., Нейролингвистич. анализ динамич. афазии, М., 1975; Baudouin deCourtenay J., Z patologii i embryologii jezyka, Warsz., 1885. E. H. Винарская, С. Н. Кузнецов.
НЕГИДАЛЬСКИЙ ЯЗЫК НЕНЕЦКИЙ ЯЗЫК