А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

НОВОЕ УЧЕНИЕ О ЯЗЫКЕ*

НОВОЕ УЧЕНИЕ О ЯЗЫКЕ* («яфетическая теория») — система взглядов, выдвинутая Н. Я. Марром по общим вопросам языкознания в 20—30-х гт. 20 в. В начальный период науч. деятельности Марр внес большой вклад в развитие армяно-груз. филологии; изучил и опубликовал ряд древнейших памятников арм. и груз, лит-р, основал серию «Тексты и разыскания по армяно-груз. филологии» (в. 1—13, 1900—13), успешно занимался изучением кавк. языков (картвельских, абхазского и др.), историей, археологией и этнографией Кавказа. В связи с исследованием сравнит, грамматики картвельских языков он обратился к поискам их родства с др. языками мира, выдвинув ряд гипотез, недостаточно подкрепленных конкретным языковым материалом (о родстве картвельских языков с семитскими, баскским и др.). Когда гипотезы Марра о родстве языков пришли в противоречие с данными науч. яз-знаиия, он попытался ликвидировать эти противоречия, объявив все «традиционное», «индоевропейское» яз-знаиие устаревшим и несовместимым с марксизмом, и построить совершенно новую линтвистич. теорию — т. наз. «новое учение о языке», или «яфетическую теорию». Впервые эти взгляды были высказаны в работе «Яфетический Кавказ и третий этнический элемент в созидании средиземноморской культуры» (1920). Отказавшись от достижений сравнительно-исторического языкознания (см. также Сравнительно-исторический метод), Марр выдвинул идею о том, что иидоевроп. языковая семья, как и др. семьи языков, ие связана исконным ге-нетич. единством, к-рое было доказано компаративистами (см. Индоевропейские языки), а сложилась путем скрещивания. В 1923—24 Марр усиленно занимался вопросами т. иаз. «палеонтологии речи», стремясь вскрыть общие для всех языков этапы типологич. развития, связанные с этапами развития общества и материальной культуры; в 1925 ои попытался связать эту свою систему с филос. положениями ист. матернализма, понимавшегося им, однако, упрощенно, в духе вульгарного социологизма (см. Стадиальности теория). Язык был отнесен к категориям надстройки и определен как изначально классовое явление. Первичным языком человечества, по Марру, был язык жестов, сменившийся позже звуковым языком в виде «четырех элементов» (SAL, BER, YON, ROIH), т. е. диффузных звуковых комплексов, из к-рых возник словарный запас всех языков мира. С общелиигвистич. т. зр. эти взгляды Марра имеют много общего со взглядами Г. Шухардта, выдвинувшего идею о «языковом смешении», и нек-рыми идеями французской социологической школы. Термии«Н. у. о я.» был употреблен впервые в 1924 (ранее Марр называл свою теорию «яфетической»). Построения Марра этого времени ие поддаются объективной проверке при помощи строгой науч. методики и опровергаются языковым материалом. К 1926 произошел окончат, разрыв Марра и его сторонников с иауч. сравиит.-ист. яз-зианием (индоевропеистикой), к-рое было обвинено в идеализме, формализме, антисоциальное™ и даже расизме. Это вызвало в среде сов. лингвистов ряд резких выступлений против «Н. у. о я.», наиболее последовательным критиком к-рого был Е. Д. Поливанов, исследовавший япон., кит., узб., дунгаи. языки, занимавшийся проблемами общего яз-зиания («За марксистское языкознание», 1931), создавший оригинальную теорию языковой эволюции. В статье «Новый поворот в работе по яфетической теории» (1931) Марр обращается к ист. психологии, пытаясь по данным языка вскрыть последоват. этапы развития мышления, что отражало односторонность подхода к проблеме языка и мышления. Ряд учеников Марра, в т. ч. И. И. Мещанинов, стали развивать «Н. у. о я.» в сторону сближения с «традиционным» яз-знаиием. Мещанинов, пользуясь и нек-рыми идеями Марра, исследовал оси. этапы развития языков, развил теорию понятийных категорий и создал теорию синтаксич. типологии языков, разработал теорию членов предложения и синтаксич. отношений в их связи с частями речи и т. д. К 1950 учение Марра оказалось в состоянии кризиса, к-рый усугубился также тем, что отношения его школы с «индоевропейским» яз-зианием еще более осложнились. В газете «Правда» была проведена дискуссия (1950), в к-рой участвовали как сторонники, так и противники «Н. у. о я.»; в ряду противников <Н. у. о я.» с неск. статьями, содержащими, однако, лингвистически ошибочные положения о языке и его развитии, выступил И. В. Сталин. Дискуссия открыла возможность разработки «традиционной» лингвистич. проблематики (особенно сравнит.-ист. яз-знаиия). Вместе с тем после дискуссии на иек-рое время приостановилось исследование проблем, имевших в«Н. у. о я.» науч. интерес,— проблемы языка и мышления, типологии языков, социолннгвис-тич. проблем и иек-рых др. Эти. направления исследований успешно развиваются сов. лингвистикой с кон. 50-х гт. • Марр Н. Я., Избр. работы, т. 1—5, М. — Л., 1933 — 37; М е щ а н и н о в И. И., Введение в яфетидологию, Л., 1929; е г о ж е, Члены предложения и части речи, М. — Л., 1945; Абаев В. И., Н. Я. Марр (1864— 1934). К 25-летию со дня смерти, ВЯ. 1960, № 1; Тройский И. М., Сравнит.-ист. исследования, в кн.; Теоретич. проблемы сов. яэ-знання, М., 1968; Г у х м а и М. М., Тн-пологнч. исследования, там же; Поливанов Е. Д., Статьи по общему яз-знанию, Избр. работы, М.. 1968. А. А. Леонтьев.
НЙГЕРО-КОРДОФАНСКИЕ ЯЗЫКИ НОВОСИРЙЙСКИЙ ЯЗЫК