А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

ОНОМАСИОЛОГИЯ

ОНОМАСИОЛОГИЯ — теория номинации; один из двух разделов семантики, противопоставленный семасиологии по направлению исследования от вещи или явления к мысли об этой вещи, явлении и к их обозначению языковыми средствами. О. изучает все единицы языка с т. зр. осуществления ими номинативной, или репрезентативной, функции и, в частности, занимается вопросами номинативной техники и способами формирования единиц номинации разного уровневого статуса (см. Уровни языка), разной протяженности и структуры, а также неодинаковых по способу представления действительности в знаках языка (напр., мо-тивиров. и немотивиров. знаки, знаки с разной степенью расчлененности -в подаче языкового содержания — ср. «двустволка» и «двуствольное ружье», «карета скорой помощи» и «скорая» и т. п.). В совр. яз-знаиии представлена и более узкая трактовка О., понимаемой лишь как учение о процессах называния словом и лексич. объективации понятий, и более широкая концепция О. как области исследования всей номинативной деятельности в языке, отражающей и объективирующей членение мира в ходе познания его объектов и связей. Истоки теоретич. О. относятся ко времени античности; теория именования составляла важную часть антич. философии и обусловливалась интересом последней к вопросу о природе языка. Этот вопрос решался в значит, степени на материале анализа возникновения имен и их истинности или ложности; подчеркивалось, что акт наименования отражает характерные черты структуры языковой деятельности и ее зависимости от говорящего и слушающего. В следующие века центром логико-филос. дискуссий долгое время оставалась полемика между номиналистами и реалистами (см. Логическое направление) о том, как происходит именование вещей — «по природе» или «по установлению», в силу определ. соглашения; их особенно интересовала природа общих понятий («универсалий») и их отношение к конкретным вещам и к языку. ОНОМАСИОЛОГИЯ 345 Ряд основных для О. положений возник раньше ее оформления в самостоят, дисциплину; особо следует отметить теорию и практику составления тезаурусных словарей (см. Тезаурус), возникшую с сер. 19 в., а также — несколько позднее — цикл исследований о названиях животного и растит, мира, терминах родства и т. п. Особую роль позднее, в 10-егг. 20 в., сыграли труды представителей школы «слов и вещей» Р. Мерингера, Г. Шу-хардта, с именем к-рого связано важное положение о необходимости различать значение и обозначение, а равно и дисциплины, изучающие эти явления, затем — представителей теории семантических полей Л. Вайсгербера, К. Бальдин-гера. Начало совр. О. связывают обычно с именем А. Цаунера, предложившего в 1903 новое направление анализа, противопоставленное семасиологическому и обозначенное им как О. Однако еще в кон. 19 в. основания такого деления были намечены М. М. Покровским, называвшим две возможные области исследования внутри семантики, одна из к-рых связана с изучением общих закономерностей в судьбе слов, принадлежащих к одной морфологической или деривационной категории, а другая — с установлением того, как выражается в разл. языках определ. понятие. Широкая программа ономасиологич. исследований была намечена в «Тезисах Пражского лингвистического кружка», где было выдвинуто положение о том, что слово с т. зр. выполняемой им назывной функции следует рассматривать как результат номинативной деятельности языка, последняя же считалась осуществляющей классификацию в процессах познания и обеспечивающей создание системы номинации конкретного языка. Реализация этой программы осталась незавершенной, хотя с кон. 50-х гг. были проведены важные исследования в сфере словообразования (труды М. Доку лила и его последователей). Как утверждал В. Ма-тезиус, изучение средств и способов называния отд. элементов действительности и объединения этих названий в предложение — важнейшее направление линг-вистич. анализа; для освещения этих явлений в грамматике надо, по его мнению, выделять разделы функциональной ономатологии и функционального синтаксиса. С кон. 60-х гг., особенно в сов. яз-зна-нии, происходит интенсивное развитие О.; продолжают разрабатываться гносео-логич. и лннгвистич. основы ее теории и принципы ономасиологич. подхода к анализу языковых явлений (Б. А. Серебренников, Г. В. Колшанский). Происходит расширение границ О. и усложнение ее теоретич. аппарата; от изучения собств. имен О. переходит к изучению на-рицат. имен, от исследования номинативной функции только существительных — к рассмотрению др. полнозначных частей речи, от отд. полнозначных знаков— к комбинаторике знаков и их сочетанию в рамках единиц разной структуры (производного слова, сложного слова, словосочетания и т. п.), от изучения процесса создания новых названий — к анализу обозначения целых ситуаций, к рассмотрению не только непредикативных сочетаний, но н единиц, характеризующихся предикативностью (Н. Д. Арутюнова, Е. С. Кубрякова, В. Г. Гак, В. Н. Телия, А. А. Уфимцева, Д. Н. Шмелев). 346 ОНОМАСТИКА В общую О. включаются соответственно не только разделы лексикологии, но и разделы синтаксиса, в к-рых изучаются номинативные аспекты предложения. Важное достижение сов. яз-знания — включение в число ономасиологич. проблем пропозитивной номинации, что отразилось не только на понимании предмета самой О., но и существенно сказалось на определении функций предложения. В свою очередь, признание органич. связи номинации и предикации отразилось на понимании словообразования как фиксирующего с помощью спец. средств и особых словсобразоват. моделей пути перехода от суждения об обозначаемом к его обозначению лексич. единицей (ср. «Он учится в школе» —«Он школьник», «Он пашет землю» —«Он землепашец»). Одной из значит, проблем совр. О. является проблема ее соотношения с семантикой и семасиологией. Принципы противопоставления О. семасиологии понимаются различно. По Ф. Дорнзайфу, повторявшему в этом отношении Цаунера, путь исследования в семасиологии — это путь от звучания к содержанию, связанный с тем, что значит данное слово, словосочетание; ономасиологич. анализ — путь от содержания к выражению, связанный с тем, какие существуют слова, словосочетания и т. п. для выражения определ. содержания. Это определение отлично от данного в школе «Слова и вещи», связывавшей обозначение с вещью, предметом. Ономасиологич. подходом к исследованию языка, в отличие от семасиологического, является тот, к-рый рассматривает содержат, сторону языковых единиц не с т. зр. формирования их внутрисистемных значимостей и механизма семантич. распространения слов и словосочетаний, а с т. зр, предметной направленности, т. е. соотнесенности языковых единиц с внеязыковым предметным рядом как средства обозначения, именования последнего («Языковая номинация», т. 1—2, 1977). При решении этой сложной проблемы необходимо учитывать основополагающие идеи- марксистской диалектики, относящиеся к функции наименования. В цепочке «предметный ряд — обозначение» выделяется еще одно звено: осмысления объекта и формирования представления или понятия о нем в ходе предметной и/или познавательной деятельности человека, что и позволяет в конечном счете говорить о значении как исходной величине ономасиологич. анализа (в др. терминах — о понятии, смысле н т. п.). Противопоставление О. и семасиологии носит гносеологич. характер, ибо выбор того или др. аспекта в анализе явления обусловлен конкретными задачами исследования, но это противопоставление имеет и онтологич. корни: переход от значения или смысла к формам его выражения соответствует деятельности говорящего, а переход от формы к значению — деятельности слушающего. На этом основании нередко полагают, что О. имеет динамич. характер, семасиология же статична, т. к. исходит из готовой, имеющейся формы. В О., идя от неких заданных значений, мы часто приступаем к поискам форм их объективации, к-рые связаны с восстановлением синхронной истории создания формы, а значит, с ее синтезом и динамич. процессом ее создания. Однако ономасиологич. анализ может иметь и нединамич. характер: исследуя, напр., определ. класс слов, мы задаемся вопросом о том, для наречения каких сущностей, величин и т. п. этот класс служит, обозначение каких явлений ои отражает. Именно такой путь исследования позволил установить ономасиологич. характеристики отд. частей речи и уточнить особенности выполняемых ими номинативных функций. Объединение О. и семасиологии как взаимодополнит, разделов в рамках семантики диктуется тем, что обе дисциплины связаны с изучением значения, но подходят к нему с разных сторон. Жесткое противопоставление О. и семасиологии поэтому нецелесообразно, и в анализе ряда явлений правильнее совмещать ономасиологич. подход с семантическим. Важной частью теоретич. аппарата О. являются понятия ономасиологич. категории и ономасиологич. структуры номинативной единицы, разработанные полнее всего в словообразовании и позволяющие описывать акт номинации словооб-разоват. порядка как состоящий в подведении обозначаемого под определ. ономасиологич. категорию (предметности, процессуальное™ или призиаковости и их разновидностей) и потому связанный прежде всего с оформлением ономасиологич. базиса будущего наименования. Изучение словообразования позволяет поэтому сделать заключение о том, как членится нашим мышлением экстралингви-стич. реальность, какими оказываются мотивы обозначения и какие ономасиологич. категории получают отражение на словсобразоват., грамматич. или же лексич. уровнях. Обычно именно словооб-разоват. категории формируют особые поля наименований в языке. Несомненна связь ономасиологич. категорий с понятийными категориями (в частности, с выделяемыми в функциональной грамматике) и когнитивной деятельностью человека. О.— перспективная н развивающаяся область исследования, в ее рамках ставятся мн. актуальные проблемы общего яз-знания, особенно вопрос о сущности номинативной функции языка как тесно связанной с его коммуникативной и когнитивно-познавательной функциями. Эта связь проявляется особенно наглядно в процессе возникновения нового наименования как нового языкового знака. % Матезиус В., О системном грамматич. анализе, пер. с чет., в кн.: Пражский лингвистич. кружок, М., 1967; Ком лев Н. Г., Ономасиология как учение о языковом обозначении неязыковой действительности, в кн.: Вопросы лингвистики и методики преподавания иностр. языков, М., 1968; 3 а о-н е г и н Е. В., Нек-рые общие вопросы ономасиологии, «Филологии, науки», 1969, N» 6; [Арутюнона Н. Д.], Синтаксис, в кн.: Общее яз-знание. Внутр. структура языка, М., 1972; Никитевич В., О минимальной номинативной единице и предмете ономатологии, в кн.: Проблемы лексикологи», Минск, 1973; Щур Г. С, О семасиологич. и ономасиологич. подходе в лингвистике, в кн.: Вопросы лингвистики, в. 4, Томск, 1975; Го л е в Н. Д., О нек-рых принципах выделения ономасиологии и ее категорий, в кн.: Актуальные проблемы лексикологии и словообразования, в. 7, Новосиб., 1978; Кубрякова Е. С, Части речи в ономасиологич. освещении, М., 1978; Новиков Л. А.. Семантика рус. языка, М., 1982; Способы номинации в совр. рус. языке, М., 1982; Шкатова Л. А., Развитие ономасиологич. структур, Иркутск, 1984; Quadri В., Autgaben und Methoden der onomasiologischen Forschung, Bern, 1952; D о r n s e i f{ F.. Sprache und Sprechender, в его кн.: Kleine Schriften, Bd 2, Lpz.. 1964; Probleme der sprachlichen Nomination, Lpz., 1982; см. также лит. при ст. Номинация. Е. С. Кубрякова.
ОМОФОРМЫ ОПИСАТЕЛЬНАЯ ГРАММАТИКА