А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

РЕКОНСТРУКЦИЯ

РЕКОНСТРУКЦИЯ (от лат. ге- — приставка, здесь означающая возобновление, и constructio — построение) — в сравнительно-историческом языкознании комплекс приемов и процедур воссоздания не-засвидетельствованных языковых состояний, форм, явлений путем исторического сравнения соответствующих единиц отдельного языка, группы или семьи языков. Р. воссоздает явления, формы или состояния, на основе к-рых формируется модель знания (реконструкт) о прошлых этапах развития языка, систему отношений родств. языков на разных уровнях языковой структуры в разные хронологич. периоды. Р. как комплексная сравнит.-ист. методика располагает возможностью воссоздания языковых состояний разл. порядков — от общего праязыкового состояния до отдельных его фрагментов на разных уровнях (Р. фонологическая, морфологическая, синтаксическая, лексическая). Центр, понятием в моделировании отношений родства языков является праязык, или праязыковая модель. Так, напр., в индоевроп. яз-знании наиболее известные праязыковые реконст-рукты — динамич. праязыковая модель •«родословного древа» А. Шлейхера и статич. «волновая» модель праязыка И. Шмидта (см. Происхождение языка). Лингвистич. Р. объединяет неск. ме-тодич. процедур: внешнюю (или «сравнительную») Р., внутреннюю Р. и филологии, метод. Внешняя Р., ориентируясь на системные отношения в развитии языка, имеет дело со сравнением материала родств. языков, способствует раскрытию закономерностей ист. развития сравниваемых языков, на основе чего реконструируется исходный языковый архетип. Она достаточно единообразна по составу операционных приемов и включает отбор и синхронное сопоставление материально тождественных или семантически близких единиц, выявление на их материале системы закономерных соответствий, определение временной соотнесенности сравниваемых языковых единиц и выводимых из них корреспонденции, определение хронологич. глубины Р., восстановление праформы, моделирование праязыкового состояния. Этот вид Р. основывается на высокой частотности реконструируемых явлений в языках одной генетич. общности и на широких параднгматич. рядах. Разновидностью внеш. Р. принято считать т. наз. обратную Р., при к-рой проводится построение праязыковых состояний разного порядка, причем данные обшегруппового языкового состояния (напр., общегерманского, общеславян- ского и т. п.) соотносятся с предшествующим ему более ранним праязыковым состоянием (позд неиндоевропейским); тем самым воссоздаются промежуточные праязыковые состояния. Внутренняя Р. ориентирована на синхронную систему исторически засви-детельствов. языков и опирается ва «остаточные» формы, диспаратные (обособленные) ряды, малые парадигмы и аномалии, к-рые позволяют проецировать данное языковое состояние в прошлое. В отличие от внешней, внутр. Р. предполагает сравнение языковых единиц внутри одного языка; она воссоздает инвентарь вариантов в разл. подсистемах одного языка и классифицирует варианты в соответствии с их древностью. По определению Е. Куриловича, внутр. Р. делает диахронич. выводы на основе синхронич. анализа языковых данных. Техника внутр. Р., в отличие от внешней, разнородна по составу приемов и включает прием системного «восстановления» отсутствующих языковых звеньев, анализ пережитков типологич. импликации, дистрибутивный метод и т. п. Виутр. Р. — один из оси. приемов воссоздания истории языка, а в тех случаях, когда для нек-рых языков невозможно установить генетич. связи (айнский язык, баскский язык, буруша-скии др.), она дает единств, возможность восстановления ист. развития. Филологи ч. метод в Р. состоит в системном исследовании старо-письм. текстов на языках той или иной генетич. общности с установкой на выявление более архаичных языковых форм, нежели те, к-рые представлены в совр. языках; он применим лишь к тем языковым семьям, где существует древнейшая письм. традиция (для индоевроп. языков это хеттский, др.-греческий, латынь, санскрит, старославянский и др.). Иногда филологич. метод рассматривают как разновидность внутр. Р. Главенствующим приемом сравнит, яз-знания остается внеш. Р., хотя с течением времени повысилась роль и внутр. Р. Как правило, методика Р. включает в процедуру исследования все ее разновидности, к-рые эффективно дополняют друг друга. Осн. смысл Р. состоит в наиболее адекватном и непротиворечивом раскрытии поэтапного развития и ист. изменения частных подсистем и системы в целом языков, восходящих к единому источнику. Поэтому Р. праязыка не является самоцелью, т. к. она включает решение и таких общелингвистич. задач, как построение теории эволюционного развития языка, ист. описание уровней языка (диахронические фонология, морфология, синтаксис) и межуровней (диахронич. морфонология, диахронич. словообразование и т. д.), диахронич. анализ процессов дивергентного и конвергентного развития отд. языков и др. В сов. яз-знании используются понятия системной и уровневой Р. Принципы первой пришли на смену постулатам элементарной Р.; одновременно в диахронич. лингвистике на смену статической, одно-плоскостной модели Р. пришла динамич. модель. Внутрисистемные ограничения Р. проявляются в том, что глобальная Р. возможна лишь для уровней с инвентарем исчислимых единиц (закрытые подсистемы — фонологическая и морфологическая). Для подсистем с открытым списком языковых единиц (синтаксич. и лек-сико-семантич. уровни) допускается лишь частичная (парциальная) Р. Расширение приемов компаративистики в связи с при- менением системного анализа языка, филологич. метода, приемов синхронной и диахронич. типологии, лексикостатистики и глоттохронологии позволили перейти от Р. отд. форм и элементов к уровневой Р. и вплотную подойти к Р. текста (в индоевропеистике — архаичный позтич. язык, язык права, мифологии и т. п.). Внутриуровневая Р. охватывает как парадигматич., так и синтагматич. отношения, при этом парадигматика поддается диахронич. моделированию с большей надежностью. Наиболее разработанной остается методика Р. фонологич. уровня, причем для фонологич. подсистемы, обладающей наименьшим инвентарем единиц, устанавливаются межъязыковые соответствия в родств. языках, на основе к-рых реконструируется фоиематич. модель праязыковой формы. Фонологич. Р. может считаться достоверной, если она опирается на выявленные закономерности ист. развития звукового строя языка — фонетические законы. Установление инвентаря фонем для праязыковых состояний — одна из осн. задач фонологич. Р., однако неоднозначность фонологич. соответствий между языками одной семьи ведет к множественности решений. Так, для индоевроп. фонологич. системы К. Бругман устанавливал 73, Э. Стёртевант — 55, У. Ф. Леман — 32 элемента. Множественность Р. еще в большей степени распространяется на др. уровни, что связано с изменением парадигмы знания, переинтерпретацией состава единиц сравнения, к-рая иногда заставляет перестраивать принципы сравнит.-ист. грамматики в целом, полнотой охвата сравниваемых языков, сменой эталона компарации, поступлением новых данных, открытием ранее неизвестных языков и т. д. Значит, сложностью характеризуется морфологич. Р., к-рая связаиа с построением моделей морфемного уровня праязыка (корнеслова, префиксов, суффиксов, детерминативов и т. п.). Здесь осн. препятствием для диахронич. моделирования служит воздействие грамматич. аналогии. На грамматич. уровне еще в меньшей степени поддается Р. синтаксич. подсистема, ввиду подверженности синтаксиса сильному воздействию внутр. изменений и внеш. влияний. Гл. результатом фонологич. и грамматич. Р. является построение сравнит.-ист. грамматик родств. языковых групп и семей. Р. на лексико-семантич. уровне имеет свои особенности, обусловленные открытостью лексич. системы языка, а также слабостью системных связей между лексич. системами разных языков. Р. подлежат не все сферы лексич. системы, а лишь ее структурируемые компонеиты, иапр. акцентная организация слова, объем и граница слова, понятийное содержание и вхождение в то или иное семантич. поле. В то же время лексико-семантич. Р. не может отразить многообразие семантич. связей слов и их фуикционально-сти-листич. характеристику. Осн. видом лексико-семантич. Р. для дальнеродств. языков служит т. наз. корневая, а для близкородственных (напр., для славянских) — цельнолексемная Р. В первом случае моделируется диахронич. инвариант корнеслова, а во втором — слова в целом. Важным результатом лексико-се-мантнч. Р., включающей также данные фонологич. и грамматич. (морфологич.) Р., является создание этимологич. словарей родств. языковых групп и семей. РЕКОНСТРУКЦИЯ 409 Достоверность всякой Р. зависит от кол-ва информации, получаемой от сравниваемого материала. Ее адекватность может проверяться как чисто генетич. критериями, так и типологич. проверкой допустимости Р. Подтверждение правильности Р. — важнейший инструмент исследования языковой истории. Р. тем самым обладает ретрогностич. силой, т. е. способностью предсказывать факты реального прошлого развития языков. Данные Р., дополненные свидетельствами ист. ономастики, широко используются при решении сложных проблем глотто- и этногенеза. • КуриловичЕ., • методах внутр. реконструкции, пер. с англ., в кн.: НЛ, в. 4, М., 1965; Климов Г. А.. Вопросы методики сравнит.-генетич, исследований. Л., 1971; Макаев Э. А., Общая теория сравнит, яз-знания, М., 1977; Журавлев В. К., Н е р о s н а к В. П., Проблемы реконструкции праязыкового состояния, в сб.: Slavica, XVIII, Debrecen, 1981; Афр. ист. яз-знание. Проблемы реконструкции, М.. 1987; Сравнит.-ист. изучение языков разных семей. Теория лингвистич. реконструкции, М., 1988; Birnbaum H., Linguistic reconstruction, its potential and limitations in new perspective. Wash., [1978]. В. П. Нерознак.
РЕДУКЦИЯ РЕТОРОМАНСКИЙ ЯЗЫК