А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

САХАРСКИЕ ЯЗЫКИ

САХАРСКИЕ ЯЗЫКИ — семья в составе макросемьи нило-сахарских языков. Распространены в зап. и центр. Судане, в р-нах, примыкающих к оз. Чад (сев.-вост. Нигерия, Нигер, Чад, Камерун) и в центр, областях Сахары. С. я. включают четыре основных языковых единства: канури (язык канури н близкий ему язык канембу), теда, загава, берти. Группа теда делится на сев. и юж. подгруппы. Согласно одной традиции (преим. во франц. работах по африканистике), сев. подгруппу, а также всю группу в целом принято называть теда (иначе — туда, тода), южную — даза; по др. традиции (введенной И. Лукасом и принятой в серии «Handbook of African languages»), теда (туда) используется для обозначения только сев. языков, юж. языки и вся группа в целом именуются тубу (иначе — тебу, тибу), даза в этом случае обозначает только одну из групп юж. диалектов. В группу загава включаются язык загава и близкий ему язык (или диалект) бидейат. По классификации Дж. X. Гринберга, С. я. делятся на 3 группы: 1) канури, канембу; 2) теда, даза (тубу): 3) загава, берти. А. Н. Такер и М." Брайан объединяют канури и теда в одну зап. группу, противопоставляя ее восточной, включающей загава и берти. Вокализм С. я. включает от шести (канури, где имеются также многочисл. дифтонги) до девяти (теда) гласных. Существенное место принадлежит тоновым оппозициям, имеющим как лексич.. так и грамматич. значение. В системе консонантизма противопоставлены билабиальный и лабио-дентальный глухой фрикативный, одноударный и многоударный г; в загава различаются дентальные и альвеолярные смычные (глухой и звонкий). Отсутствуют типичные для мн. афр. языков имплозивные и эйективные согласные. Широко распространены позиционные изменения согласных, в т. ч. на стыке морфем, что может существенно затруднять морфологич. анализ слова. Именные и глагольные основы преим. односложны, хотя у имен встречаются и многосложные основы. Имя имеет категорию ед. \ мн. числа; последнее, как правило, образуется с помощью суффикса -а или путем замены конечного гласного на -а, иногда только путем изменения тонов (в теда). К именам могут присоединяться постпозитивные частицы, об- 434 САХАРСКИЕ разующие своеобразный аналог падежной системы. Категории грамматич. рода и именных классов отсутствуют. Глаголы делятся на три морфологич. класса в зависимости от структуры глагольного комплекса и выбора соотв. ряда местоименных субъектных аффиксов. Имеется сложная система производных глагольных основ со значениями пассива-рефлек-сива, направленности/цели, позитива и др., образуемых с помощью аффиксов и аналитич. показателей, входящих в состав глагольного комплекса, а также система отглагольных имен со значениями имени действия, места, орудия и т. д., причем модели образования отглагольных имен варьируют в зависимости от морфологич. класса исходного глагола. Спрягаемые глагольные формы (чвре-мена»), выражающие разл. видо-времен-ные и модальные значения, образуются с помощью субъектных местоименных аффиксов и аффиксов глагольных форм (в основном суффиксов). Кроме них в глагольный комплекс входят объектные местоименные аффиксы, показатели множественности субъекта и/или объекта и показатели производных глагольных основ. Имеются особые относительные (зависимые) видо-времениые формы, употребляемые в придаточных предложениях (аналогичное явление имеет место в нубийском языке и нек-рых кушитских языках). В системе личных местоимений С. я. представлены самостоят, местоимения, субъектные приглагольные аффиксы (по два ряда в языках теда и загава — для глаголов 1-го, 2-го и 3-го классов соответственно; в канури имеются разл. местоименные аффиксы в зависимости от класса глагола только в 1-м л. ед. ч.), объектные приглагольные местоименные аффиксы и суффигированные притяжат. местоимения. В теда отсутствуют особые формы личных местоимений мн. числа: в глагольных конструкциях используется спец. приглагольный показатель множественности, самостоят, местоимения образуют мн. число так же, как имя. Обычный порядок слов в финитном предложении для всех С. я.— SOV, но возможен и др. порядок — OSV. В последнем случае для различения субъекта и объекта используются «падежные» показатели номинатива и аккузатива, как правило отсутствующие при обычном порядке слов в предложении. Сравнительно развитой письм. традицией (вначале на основе араб, графики — т. наз. аджами, затем — на основе лат. алфавита) обладают лишь языки канури и канембу. Среди С. я. наиболее хорошо изучены языки канури и теда, сделавшиеся объектом лингвнетич. изучения с 19 в. В сер. 19 в. Г. Барт впервые указал на родство языков канури и теда. В кон. 30-х гг. 20 в. Лукас объединил в единую группу с канури и теда распространенные к В. от них языки загава и берти, значительно позднее попавшие в поле зрения науки. Эта группа получила название вост.-сахарской и рассматривалась как самостоят, генетич. образование. В пер-вонач. варианте классификации Гринберга эта группа также рассматривалась как самостоятельная под названием центр.-сахарской. Позднее Гринберг включил эту группу, названную им сахарской, в состав впервые предложенной им иило-сахарской семьи языков. • Lukas J., A study of the Kanuii language. L., 1937; его же. Die Sprache der TUDU in der zentralen Sahara, В.. 1953; Tucker A., Bryan M., The Non-Bantu languages of North-Eastern Africa, L., 1956; их же, Linguistic analyses. The Non- Bantu languages of North-Eastern Africa. L. —N. Y.— Cape Town, 1966; L e С о е u r С h., L e Coeur M., Grammaire et textes Teda-Daza, Dakar, 1956; Greenberg J., The languages of Africa, Bloomington —The Hague, 1966; его же. Nilo-Saharan and Meroitic, CTL. 1971. v. 7 (Linguistics in Sub-Saharan Africa). В. Я. Порхомовский.
САРЫГ-ЮГУРСКИЙ ЯЗЫК СВАЗИ