А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

СИНТАГМАТИКА

СИНТАГМАТИКА — 1) один из двух аспектов изучения системы языка, анализ особых — синтагматических — отношений между знакам» языка, возникающих между последовательно расположенными его единицами при их непосредственном сочетании друг с другом в реальном потоке речи или в тексте; этот аспект изучения языка противопоставляется парадигматике; 2) синоним выражения «синтагматический план речи или текста», обозначающего линейный план отношений между наблюдаемыми единицами языка, поскольку С. рассматривает эти единицы при их одновременной реализации в речи или тексте; 3) реже — учение о синтагме, чаше — учение о синтагматических типах отношений как отношениях между единицами языка «по горизонтали» (в отличие от парадигматики, изучающей отношения «по вертикали»). Поскольку синтагматич. отношения наблюдаются на всех уровнях строения языка, в совр. яз-знаннн, в зависимости от выбранных единиц анализа, говорят о С. как части соотв. уровневой дисциплины и выделяют С. фонетическую, фонологическую, морфологическую, лексическую и т. п. Выделение синтагматич. отношений связывают обычно с именем Ф. де Сос-сюра, но в отечеств, яз-знанин задолго до этого И. А. Бодуэн де Куртеиэ описывал их в терминах отношений рядоположения (Nebeneinander), а Н. В. Крушевский — в виде отношений по смежности. По мнению де Соссюра. из двух типов отношений, определяющих систему языка и его состояние в каждый момент его существования,— синтагматических и ассоциативных (позднее названных парадигматическими) — первые непосредственно наблюдаемы и основаны на линейном характере речи и свойстве ее протяженности, однонаправленности, последовательности. Благодаря этому элементы, следуя один за другим, образуют определ. языковую цепочку, последовательность — синтагму, внутри к-рой составляющие ее элементы вступают в синтагматич. отношения. Они характеризуют связи следующих друг за другом единиц и определяются их контрастом; языковой элемент может поэтому противопоставляться либо предшествующему, либо следующему за ним, либо и тому и другому одновременно. Для выявления этих отношении разрабатываются спец. процедуры сегментации, или членения текста (речи), позволяющие отличить и отделить одну единицу от другой на основании свойства ее повторяемости и контраста с соседними единицами. Поскольку почти все языковые единицы находятся в зависимости либо от того, что их окружает в потоке речи, либо от тех частей, СИНТАГМАТИКА 447 из к-рых они состоят сами, развитие процедур синтагматич. анализа идет по двум разным линиям: с первым свойством связаны методика валентностного анализа (см. Валентность) и — шире — свойства сочетаемости языковых единиц, со вторым — понятия и методика дистрибутивного анализа. Процедуры синтагматич. анализа состоят, по де Соссюру, прежде всего из приемов членения языковых последовательностей и определения их состава, а также особых способов обнаружения влияния одной единицы на другую или же их взаимодействия, причем особенно четко это проявляется в фонологии и морфологии, а также в морфонологии. Синтагматич. анализ направлен на установление отношения «состоять/складываться из» и на описание его результатов в однородных терминах. Поскольку в каждой языковой последовательности обнаруживается определ. порядок следования элементов, один из этапов анализа связан также с установлением последовательности расположения единиц и определением неких абстрактных или конкретных позиций, закрепленных за той или иной составляющей синтагмы. Единицы, способные занимать одну и ту же позицию в анализируемой последовательности, а также выступать в качестве взаимозаменимых субститутов, считаются входящими в один парадигматич. ряд. Но из этого следует, что к понятию парадигматич. отношений можно прийти не независимо от синтагматических, как полагал де Соссюр, а, напротив, как бы совместить один анализ с другим; в такой плоскости вопрос о соотношении С. и парадигматики был впервые поставлен Л. Ельмслевом. В работах Ельмслева С. противопоставлялась парадигматике на основании ло-гич. принципов их организации: для первой постулировался принцип логич. конъюнкции, отношение «и — и», к-рое обозначалось им как реляция: для второй, напротив,— принпип логич. дизъюнкции, отношение чили — или», к-рое обозначалось им как корреляция. Первый тип отношений характеризовал речь, процесс, второй — систему языка. Одна и та же сущность, входя в систему языка, осуществляет как ее член функцию дизъюнкции, но, входя в текст, проявляет иную функцию — конъюнкции. В тексте языковые единицы сосуществуют, в системе — образуют парадигмы. Для понимания языка как знаковой системы особого рода (см. Знаковые теории языка) важно, следовательно, понимание двойной структурации ее единиц — в парадигматике и в С. Теория Ельмслева давала противоречивый ответ на вопрос о том, какой из установленных типов отношений «первичен», поскольку, по его мнению, хотя рассмотрение языковых функций свидетельствует на первый взгляд о том, что процесс детерминирует систему, в действительности он просто невозможен, если за ним не стоит определ. система,—¦ ее существование оказывается, таким образом, необходимой предпосылкой процесса. В связи с этим соотносительное определение С. и парадигматики принадлежит к одному из самых сложных тео-ретич. вопросов лингвистики. Принятое Ельмслевом противопоставление переносилось далее и на противопоставление морфологии, носящей преим. парадигматич. характер, синтаксису, к-рый син-тагматичен, и мн. структуралисты (см. 448 СИНТАКСИС Структурная лингвистика) признавали основательность подобной дифференциации этих дисциплин и, главное, методов их изучения. Пражская лингвистическая школа выступала против подобного отождествления парадигматич. зависимостей с морфологией, а синтагматических — с синтаксисом, а ее представители подчеркивали, что С. и парадигматика выявляются во всех слоях языка. В «Тезисах Пражского лингвистич. кружка» вполне отчетливо выделено в качестве особой задачи изучение синтагматич. деятельности как лежащей в основе возникновения сочетания слов и такого ее отд. «синтагматич. действия», как предикация. В работах дескриптивистов (см. Дескриптивная лингвистика), в полном соответствии с постулатами этой школы, С. занимала ведущее место, и не случайно принципы дистрибутивного анализа разрабатывались именно дескриптивистами. Осн. объектом лингвистич. анализа они считали членение высказывания на все менее протяженные единицы (вплоть до фонемы), исходя из положения, что любая единица более высокого уровня складывается из единиц нижележащего: фонема — из дифференциальных признаков, морфема — из фонем, слово — из морфем и т. п. Но, по утверждению Э. Бенвениста, функция единиц определяется не только их способностью разлагаться на единицы, между к-рыми имеют место дистрибутивные отношения, но и способностью единиц нижележащего уровня выступать в качестве строит, материала для единиц вышележащего уровня. В этом случае синтагматич. последовательность создает при ее образовании новое интегративное целое, свойства к-рого несводимы к свойствам его составных частей. Так, рус. синтагматич. последовательность типа л-о, образуя слог, характеризуется новыми свойствами по сравнению, напр., с последовательностью ел-, а синтагматич. цепочка <с-л-о-н», образуя корневую морфему, проявляет интегра-тивные свойства (новое значение),невы-водимые из свойств фонем /с/, /л/ и т. п. Признание этого положения сыграло важную роль в лингвистике, и уже у представителей лондонской школы появляется новый вариант классификации отношений, наблюдаемых между языковыми единицами. В каждом тексте разграничиваются: отношения единицы к другим единицам того же статуса и того же уровня (напр., фонемы к фонеме же) и отношения этой единицы к единицам др. уровня (напр., фонемы к морфеме). В свою очередь, только первые делятся на синтагматические, проявляющиеся в совместной встречаемости единиц, и парадигматические, проявляющиеся в их взаимозаменимости. Поскольку наличие этих двух типов не устанавливается в ходе собственно дистрибутивного анализа, он явно недостаточен и для определения роли выявляемых синтагматич. связей и теоретически не оправдан. Сами же принципы синтагматич. анализа, особенно в фонологии, разрабатывались в лондонской школе весьма интенсивно и включали просодич. явления. Поскольку синтагматич. отношения наблюдаются на разных уровнях строения языка, то в зависимости от выбранной единицы анализа С. нередко понимается как часть соотв. уровневой дисциплины (фонетич., фонологич., морфоло-гич. С), поев, описанию синтагматич. отношений в пределах данного уровня или исследуемой подсистемы (напр., слово-образоват. С). Особенно важна сфера синтаксич. С; Н. Ю. Шведова отметила, что законы и правила синтагматики действуют во всех сферах синтаксиса. С. представляет собой совокупность правил сочетаемости единиц друг с другом в синтаксич. конструкциях разной сложности и протяженности: в сложном предложении при соединении простых предложений, в составе простото — при объединении сказуемого с подлежащим и т. п. Изучение синтагматич. отношений в синтаксисе оказало заметное влияние на анализ аналогичных отношений в производных и сложных словах и повлекло за собой появление понятия внутр. (синтагматич.) синтаксиса, а также постановку вопроса о правилах сочетаемости морфем разного типа в пределах одного деривата (см. Деривация). Значит, роль сыграло изучение синтагматич. характеристик слова и в лексике; в отличие от языковых единиц, носящих преим. парадигматич. характер (морфема) или же чисто синтагматический (предложение), слово рассматривается как единица, крой присущи и те и др. связи. А. А. Уфимцева подчеркивает, что наряду с парадигматич. ценностью слово обладает др. видом реляционной значимости — синтагматической, неким смыслом, возникающим на основании индивидуального значения слов при их сочетаемости в линейном ряду. Изучение лексич. С. является значит, достижением сов. яз-знания, и описание С. слова составляет важный аспект определения его лексич. значения, в Шмелев Д. Н., Проблемы семан-тич. анализа лексики, М., 1973; Щур Г. С., Теория поля в лингвистике, М., 1974; Б е н-в е н и с т Э., Уровни лингвистич. анализа, в его кн.: Общая лингвистика, [пер. с франц.], М., 1974; Рус. грамматика, т. 1 — 2, М-, 1980; Уфимцева А. А., Семантика слова, в кн.: Аспекты семантич. исследований, М., 1980; Т е л и я В. Н., Типы языковых значений. Связанное значение слова в языке, М., 1981; Новиков Л. А., Семантика рус. языка, М., 1982; Гудавичюс А., О синтагматич. подходе к анализу значений, «Kalbotyra», т. XXXVIII (2). Яз-знание, Вильнюс, 1987 (лит.); Haas W., On defining linguistic units, в кн.: Transactions of the Philological Society, 1954, L.. [1955]. E. С. Кубрякова.
СИНТАГМА СИНТЕТИЗМ