А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКбВ

ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКбВ — направление лингвистических исследований, возникшее в начале и развившееся во 2-й четв. 19 в. (первоначально в виде морфологической классификации языков), имеющее целью установить сходства и различия языков (языкового строя), к-рые коренятся в наиболее общих и наиболее важных свойствах языка и не зависят от юс геиетич. родства. Т. к. я. оперирует классами языков, объединяемых по тем признакам, к-рые выбраны как отражающие наиболее значимые черты языковой структуры (напр., способ соединения морфем). Система критериев Т. к. я., способствуя выявлению взаимоотношений между классами языков, указывает способы ориентации в их реальном многообразии. Определение места конкретного языка в Т. к. я. выявляет ряд его свойств, скрытых от исследователя при др. линг-вистич. подходах. Наиболее известна морфолог и ч. классификация языков, согласно к-рой языки распределяются посредством абстрактного понятия типа по след. четырем классам: 1) изолирующие, или аморфные, напр. кит. яз., бамана, большинство языков Юго-Вост. Азии. Для них характерны отсутствие словоизменения, грамматич. значимость порядка слов, слабое противопоставление знаменательных и служебных слов; 2) а г-г л ю т и нативные, или агглютинирующие, напр. тюркские и банту языки. Для них характерны развитая система словообразоват. и словоиз-меиит. аффиксации, отсутствие фонетически не обусловленного алломорфизма, единый тип склонения и спряжения, грамматич. однозначность аффиксов, отсутствие значимых чередований; 3) инкорпорирующие, или полисинтетические, напр. чукотско-камчатские, мн. языки индейцев Сев. Америки. Для них характерна возможность включения в состав глагола-сказуемого др. членов предложения (чаще всего прямого дополнения), иногда с сопутствующим морфонологич. изменением основ (термин «полисинтетические языки» чаще обозначает языки, в к-рых глагол может согласоваться одновременно с неск. членами предложения); 4) флективные языки, напр. славянские, балтийские. Для них характерны полифунк-циоиальность грамматич. морфем, наличие фузии, фонетически не обусловленных изменений корня, большое число фонетически и семантически не мотиви-ров. типов склонения и спряжения. Мн. языки занимают промежуточное положение на шкале морфологич. классификации, совмещая в себе признаки разных типов; напр., языки Океании могут быть охарактеризованы как аморфно-агглютинативные. В 20 в. широкое распространение получают синтаксические Т. к. я. (см. ниже); фонетические Т. к.я. распространены меньше (ср. противопоставление языков по признаку совпадения морфемных и слоговых границ, к-рое обычно связывают с противопоставлением изолирующих и неизолирующих языков). Т. к. я. в своих истоках носила скорее дедуктивный характер, т. к. расчленяла систему объектов — все множество известных (или привлекаемых к рассмотрению) языков на типологич. классы, постулируемые как идеализированная, обобщенная модель. Такой подход привел к тому, что теоретич. разработки, сопровождавшие, как правило, создание каждой новой Т. к. я., составили особое направление общего яз-знания — линг-вистич. типологию, к-рая не ограничивается разработкой классификаций и даже отказывается иногда от классификационного принципа как такового (см., напр., мн. работы по фоиетич. типологии, нек-рые направления эргативистики и др.) или же разрабатывает классификации замкнутых языковых подсистем (напр., просодических: работы К. Л. Пайка, В. Б. Касевича и др.). Первой научной Т. к. я. является классификация Ф. Шлегеля, к-рый противопоставил флективные языки (имея в виду в основном индоевропейские) нефлективным, аффиксальным. Тем самым флексии и аффиксы были противопоставлены как 2 типа морфем, создающих грамматич. форму слова. Нефлективные языки оценивались им по степени их «эволюционной близости» к флективным и рассматривались как тот или иной этап на пути к флективному строю. Последний тип Ф. Шлегель объявил наиболее ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ 511 совершенным (идея оценки эстетич. совершенства языка занимала в его концепции центр, место, что соответствовало и общепринятым филологич. воззрениям эпохи). А. В. Шлегель усовершенствовал классификацию Ф. Шлегеля, выделив языки «без грамматич. структуры >, в дальнейшем названные аморфными или изолирующими, что положило начало выделению еще одного параметра Т. к. я. — синтетизма и аналитизма. В. фон Гумбольдт, опираясь на классификацию Шлегелей, выделил 3 класса языков: изолирующие, агглютинирующие и флективные. В классе агглютинирующих выделяются языки со специ-фич. синтаксисом предложения — инкорпорирующие; тем самым в предмет рассмотрения Т. к. я. вводится также предложение. Гумбольдт отметил отсутствие «чистых» представителей того или иного типа языков, конституируемого как идеальная модель. В 60-х гг. 19 в. в трудах А. Шлейхера сохранены в основном все классы Т. к. я.; Шлейхер, как и его предшественники, вндел в классах Т. к. я. ист. этапы развития языкового строя от изоляции к флексии, причем «новые» флективные языки, наследники древних индоевропейских, характеризовались как свидетельства деградации языкового строя. Шлейхер разделил языковые элементы на выражающие значение (корни) и выражающие отношение, причем последние он считал наиболее существенными для определения места языка в Т. к. я. ив каждом типологич. классе последовательно выделял сиитетич. и аналитич. подтипы. В кон. 19 в. (в работах X. Штейнталя, М. Мюллера, Ф. Мистели, Ф. Н. Финка) Т. к. я. становится многомерной, учитывающей данные всех уровней языка, превращаясь, т. о., из морфологической в общую грамматич. классификацию. Мюллер впервые привлекает морфо-нологич. процессы в качестве критерия Т. к. я.; Мистели ввел в практику типологич. исследований материал новых для лингвистики языков — америнд-ских, аустроазиатских, африканских и др. Один из критериев Финка — массивность/фрагментарность структуры слова — отмечается иа градуированной шкале, показывающей тем самым не столько наличие/отсутствие, сколько степень проявления признака. В нач. 20 в. задачи Т. к. я. по-прежнему привлекают внимание языковедов, однако ее недостатки — возможность немотивиров. объединения исторически или логически не связанных признаков, обилие эмпирич. материала, не подпадающего ни под один тип, зыбкость, а иногда и произвольность критериев и ограниченная объяснит, сила — заставляют критически пересмотреть осн. принципы ее построения. Отметив недостатки существующей Т. к. я., Э. Сепир предпринял в 1921 попытку создания Т. к. я. нового типа — концептуальную, или функциональную. Взяв за основу Т. к. я. типы функционирования фор-мально-грамматич. элементов, Сепир выделяет 4 группы грамматич. понятий: I — основные (корневые) конкретные понятия, II — деривационные (см. Деривация), III — конкретно-реляционные, или смешанно-реляционные (значение слова наряду с лексич. компонентом содержит и значение отношения), IV — чисто-реляционные (отношение выражается порядком слов, служебными словами 512 ТИПОЛОГИЯ и т. д.). В соответствии с названными группами языки делятся на чисто-реляционные (простые — группы I и IV , сложные — группы I, II, IV) и смешанно-реляционные (простые — группы I, III, сложные — группы I, II, III). Работу Сепира отличает системность подхода, ориентация на функциональный аспект типологизации, стремление охватить явления разных уровней языка, однако само понятие класса в ней оказалось нечетким, вследствие чего и группировка языков — неочевидной. Внедрение точных методов в лингвистич. исследования повлекло за собой возникновение квантитативной типологии Дж. X. Гринберга, к-рый, взяв за основу критерии Сепира и преобразовав их соответственно своим целям, предложил вычисление степени того или иного качества языковой структуры, проявляющегося в синтагматике. Начиная с кон. 50-х гг. разработка Т. к. я. идет в целом по след. направлениям: 1) уточнение и экспликация критериев, предложенных в традиционной морфологич. классификации, выяснение их действительной взаимосвязи (гипотеза Б. А. Серебренникова о причинах устойчивости агглютинативного строя, работы С. Е. Яхонтова по формализации и уточнению понятий традиционной Т. к. я., исследование проблем соотношения изоляции и агглютинации у Н. В. Солнцевой, агглютинации и флексии — у В. М. Алпатова и др. работы сов. исследователей); 2) разработка универсального грамматич. метаязыка, с помощью к-рого достигается экспликация Типологич. свойств любого языкового материала [«структурная типология > в 50—60-е гг. 20 в.; для этого направления характерно сближение с теорией универсалий (см. Универсалии языковые) и характерологией (В. Скаличка и др.)], иапр. работы Б. А. Успенского, А. Мартине, Т. Милевского и др. исследователей; 3) разработка синтаксич. Т. к. я., в т. ч. по тяпу нейтрального словопо-рядка (Гринберг, У. Ф. Леман и др.), по типу предикативной конструкции — номинативные (аккузативные), эргатив-ные, активные языки, по иерархии синтаксич. свойств актантов — языки с подлежащим, языки без подлежащего, или Кзлевые (А. Е. Кибрик, Р. Ван Валин и ж. Э. Фоли, отчасти Ч. Филмор), топи-ковые языки, т. е. такие, в к-рых грамматич. приоритет имеет не подлежащее, а тема (Ч. Н. Ли и С. Томпсон), языки с маркированием синтаксич. связей в вершинном либо зависимом члене (Дж. Николе); 4) разработка цельносистемных Т. к. я. на основе к.-л. одной черты языковой структуры, к-рая признается ведущей (работы сов. типологов 20— 40-х гг., содержательно ориентированная типология в работах И. И. Мещанинова и Г. А. Климова), группирующая типологически релевантные признаки языков вокруг одного признака («структурной доминанты>), напр. противопоставление субъекта — объекта в номинативных языках, агентива — фактитива в эргативных, активности — инактивности в активных языках и т. п.; сюда же можно отнести менее известные «доминант-ные> типологич. теории, напр. типологию «понятийной доминации> А. Кей-пелла. • Кузнецов П. С, Морфологич. классификация языков, М.. 1954; Морфологич. типология и проблема классификации языков, М.— Л., 1965; Языковые универсалии и лингвистич. типология, М.. 1969; НЛ, в. 5, М., 1970; Ж у р и и с к а я М. А., Лингвистич. типология, в кн.: Общее яз-знание. Внутр. структура языка, М., 1972; Кибрик А. Е., Подлежащее и проблема универсальной модели языка, Изв. АН СССР, сер. ЛиЯ, 1979, т. 38, >* 4; Теоретич. основы классификации языков мира, М., 1980; НЛ, в. 11, М.. 1982; Климов Г. А., Принципы контенсивной типологии, М., 1983; К а-с е в и ч В. Б., Фонологич. проблемы общего и вост. яз-знания, М., 1983; Лингвистич. типология, М., 1985; Солнцева Н. В.. Проблемы типологии изолирующих языков, М.. 1985; С а р е 1 1 A.. A typology of concept domination, «Lingua», 1965, Ms 15; J u-quois G., La typologie linguistique, Madrid, 1975; Greenberg J., Typology and cross-linguistic generalizations, «Universale of human language», 1978, v. 1; Ineichen G., AUgemeine Sprachtypologie, Darmstadt. 1979: M a 1 1 i n s о n G.. Blake В., Language typology, Amst., 1981; Foley W., Van V a 1 i n R. D., Functional syntax and universal grammar, Camb., 1984: см. также лит. при ст. Типология. М. А. Журинская.
ТИГРЕ ТИПОЛОГИЯ лингвистическая