А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

ТИПОЛОГИЯ лингвистическая

ТИПОЛОГИЯ лингвистическая (от греч. typos — отпечаток, форма, образец и logos — слово, учение) — сравнительное изучение структурных и функциональных свойств языков независимо от характера генетических отношений между ними. Т.— один из двух осн. аспектов изучения языка наряду со сравнит.-историческим (генетич.) аспектом, от к-рого она отличается онтологически (по сущностным характеристикам предмета исследования) и эписте-мологически (по совокупности принципов и приемов исследования): в Т. понятие соответствия не является обязательно двуплановым (в форме и значении) и может ограничиваться только формой или только значением сопоставляемых единиц (ср. Сравнительно-историческое языкознание). Обычно наряду с Т. и сравнит.-ист. яз-знанием в качестве третьего подхода выделяется ареалъная лингвистика. Т. базируется на исследованиях отд. языков и тесио смыкается с общим языкознанием, используя разработанные в нем концепции структуры и функций языка. В зависимости от предмета исследования различаются функциональная (социолиигвистич.) Т. и структурная Т. Предмет функциональной Т.— язык как коммуникативное средство, рассматриваемый сквозь призму его социальных функций и сфер употребления. Предмет структурной Т. — внутр. организация языка как системы; при этом различаются формальная Т., ориентированная только на план выражения (см. Система языковая), и к о н-тенсивная Т., ориентированная на семантич. категории языка и способы их выражения. Типологич. исследование может иметь различные, но взаимосвязанные цели: констатацию структурных сходств н различий между языками (инвентаризационная Т.); интерпретацию систем языков в плане совместимости — несовместимости структурных характеристик и предпочтительных типов структурной сообразности как систем в целом, так и отд. уровней языка (импликационная Т.); классификацию языков по определ. типам и классам (таксономическая Т.), к-рая обычно считается основной и конечной целью Т. Основания классификации в Т. могут быть различны, что обусловлено разной трактовкой центр, понятия Т.— языкового типа, к-рое может означать и «тип языка», и «твп в языке». Так, традиционная типологич. классификация, выделяющая аморфные (изолирующие), агглютинативные и флективные языки, отражает стремление выделить типы языков на основе общих принципов строения грамматич. форм (см. Типологическая классификация языков). С др. стороны, имеется много классификаций, исходящих из отд. частных характеристик языка, напр. наличия — отсутствия в нем тонов (см. Тон), характера вокалич. систем, порядка следования осн. членов предложения и т. п. Такие классификации ориентированы не иа тип языка в целом, а на тип определ. подсистем и категорий в языке (см. Категория языковая); число их может быть велико, и один и тот же язык, в зависимости от разл. оснований классификации, будет попадать в разные группировки, что создает множественность его таксономич. характеристик в Т., в отличие от единственности его таксономич. принадлежности в генеалогич. классификации. Таксономии такого рода строятся непосредственно на данных инвентаризационной Т., относя язык к определ. к л а с с у, и могут быть названы к л а с-сохорическнми (от греч. khori-dzo — разделять, разграничивать), в отличие от типохорических таксономии, ориентированных на тип языка. Различие между двумя видами типологии, таксономии состоит в степени отражения глубинных закономерностей строения языков. Классохорич. таксономии только регистрируют многообразные внеш. структурные сходства и различия между языками, типохорич. таксономии призваны распределить языки по относительно ограниченному числу типов, отражающих внутр. закономерности сочетания разл. структурных признаков. В связи с этим возникает необходимость более рационального определения языкового типа, н во 2-й пол. 20 в. в Т. преобладает точка зрения, что тип языка должен пониматься не как простая совокупность отд. структурных свойств (что дает «тип в языке>), а как иерархии, комплекс семантико-грамматич. характеристик, связанных импликационным отношением (В. Н. Ярцева), что предполагает выделение в каждом типе наиболее общей доминирующей характеристики, имплицирующей ряд прочих. Пример такого под хода к типологии, таксономии — контенсивная типология Г. А. Климова, берущая в качестве гл. признака син-таксич. характеристики (выражение субъектно-объектных отношений в предложении), из к-рых выводимы нек-рые общие черты лексич. и морфологии, структуры. Ориентация Т. на типохорич. таксономии выдвигает на первый план задачи импликационной Т., к-рая создает базу для определения языковых типов, вскрывая импликационные отношения между структурными свойствами языка (в этом направлении ведется, напр., работа Дж. X. Гринберга и его последователей, изуиающих совместимость н взаимозависимость в языках мира разл. признаков порядка членов предложения — субъекта, объекта и глагольного предиката, и порядка членов синтагм — определительной, генитивной, нучератив-ной, а также соотнесенности с ними преимуществ, префиксацин илн суффиксации). Отнесение того или иного языка к определ. классу на базе инвентариэацион-но-типологич. данных является процедурой фрагментарной Т. (subsystem typology), и таксономич. принадлежность языка в этом случае оказывается скользящей характеристикой. Отнесение же языка к определ. типу иа базе импликационно-типологич. данных — это процедура (в идеале) цельно-системной Т. (whole-system typolo- gy), и таксономии, принадлежность языка носит при этом более фундаментальный, стабильный характер. Вместе с тем локализация языка в любой типологии, таксономии, в отличне от генеалогической, является его исторически изменчивой характеристикой, причем признаки класса могут изменяться и быстрее, чем признаки типа, и независимо от них (напр., язык в силу внутр. или внеш. причин может развить или утратить носовые гласные, перейдя тем самым из одного класса фо-нологич. таксономии в другой, но сохранив при этом принадлежность к тому же типу). Изменчивость языковых типов во времени вплоть до полной смены языком его типовых черт (напр., трансформация синтетич. тнпа в аналитический, см. Аналитизм, Синтетизм) делает актуальной историческую Т., изучающую принципы эволюции языковых типов, и типологии, реконструкцию предшествующих структурных состояний и типов; в пределах ист. Т. выделяется диахроническая Т. (понимаемая иногда как синоним ист. Т.), к-рая устанавливает типы конкретных структурных изменений (напр., развитие дифтонгов в простые гласные, тоновой системы в акцентную, совпадение дв. ч. с множественным и т. п.). Синхронич. следствием ист. изменчивости языковых типов является политипо-логизм любого естеств. языка, т. е. представленность в нем черт разл. типов, при отсутствии языков, реализующих чистый тип. Любой язык можно рассматривать как находящийся в движении от одного типа к другому, в связи с чем существенным становится вопрос о разграничении архаизмов, актуальной доминанты и инноваций при описании языкового тнпа; в таксономич. плане это означает, что типовая принадлежность конкретного языка есть не абсолютная, а относит, характеристика, устанавливаемая на основе преобладающих типоаых черт. С этим связана плодотворность разработки квантитативной Т., к-рая оперирует не абсолютными качеств, параметрами (такими, как префиксация, назализация и т. п.), а статистич. индексами, отражающими степень представленности в разл. языках того или иного ка-иеств. признака. Учет количеств, показателей в Т. означает, что, напр., в типохорич. таксономии каждый тип будет определяться по нек-рому среднему значению индексов, квантифицирующих ведущие признаки типа, с возможным указанием на подтипы, демонстрирующие отклонения от средних величин. В классохорич. таксономии квантитативный подход позволяет представить отд. класс, выделяемый по абсолютному качеств, признаку, в виде множества подклассов, соответствующих разл. значениям количеств, индекса этого признака, в результате чего по каждому признаку языки будут распределяться по нек-рой шкале, отражающей относит, вес классного признака в каждом из них. Напр., выделив класс префигирующих языков, мы можем дать количеств, оценку представленности префиксации в реальных текстах на разных языках этого класса; при этом, как правило, наблюдается нек-рый разброс значений индексов в зависимости от стилистич. характера текста (поэтич., науч., газетный и т. п.), и этот факт дает основания для разработки стилистической Т. (как внутриязыковой, так и межъязыковой), образующей автономную типологич. дисциплину, промежуточную между функциональной и структурной Т. Изменчивости языкового типа во времени соответствует вариативность его в пространстве, что выдвигает проблему разграничения инвариантов и вариантов в связи с определением языковых типов (описание диа-типнч. варьирования). Будучи глобальной по охвату языков, Т. в этом отношении смыкается с универ-сологией (см. Универсалии языковь е), отличаясь от нее характером устанавливаемых закономерностей-, для Т. существенны координаты времени и пространства, универсалии же панхроничны и всеобщи. Вместе с тем типологический подход не исключает анализа определ. геиетич. групп или семей языков; цель такого анализа — выяснение типологич. специфики генетич. группировок и поиск возможных типологич. коррелятов таких генетич. понятий, как челав. языки», чиндоевроп. языки> и т. п. (ср., напр.. попытки Н.С.Трубецкого, Р. О. Якобсона, П. Хартмана дать типологич. определение индоевроп. языков). Этот аспект Т. оформился как относительно автономная типологич. дисциплина — характерология (термин В. Матезиуса). На базе Т. в сер. 20 в. сложилась контрастивная лингвистика. Развитие Т, протекало параллельно с развитием сравнит.-ист. яз-знания; время ее рождения — 1-я треть 19 в. (Германия), но формирование Т. было подготовлено лингвистикой 18 в.— философией языка (Р. Декарт, Г. В. Лейбниц, И. Г. Гердер) и универсальной («всеобщей») грамматикой, показавшей принципиальную сопоставимость языков разл. происхождения; первый опыт исследования типологич. эволюции языков находим у А. Смита (1759), искавшего причины сдвига от синтетизма к аналитизму в европ. языках. У истоков Т. стоят Ф. и А. В. Шлегели и В. фон Гумбольдт; типологич. аспект присутствует н в глоттогонич. концепции Ф. Боппа (см. Агглютинации теория). Осн. внимание в первых типологич. разысканиях 19 в. уделялось определению морфоло-гич. типов языков, причем ориентация этой Т. была не столько таксономической, сколько глоттогонической, что объясняется распространением нового ист. подхода к изучению языка. Начиная с Боппа и Гумбольдта, лингвисты 19 в. склонны были трактовать выделяемые морфологии, типы не как статич. состояния нет. языков, а как динамич. стадии, к-рые последовательно проходит каждый язык в своем развитии (см. Стадиальности теория); гумбольдтовская Т. нашла продолжение в трудах А. Шлейхера (критически осмыслившего взгляды Гумбольдта и А. В. Шлегеля) и А. Ф. Потта, «корневая» типология Боппа — в трудах М. Мюллера. Новый аспект в теории формальных языковых типов н типологии, классификации языков открыли в сер. 19 в. работы X. Штейиталя, выдвинувшего формально-синтаксич. признаки в качестве основы типологизации. Вопросы Т. занимали заметное место в рус. лингвистике 19 в.. Исследование морфологии, типов языков содержится в трудах Ф. Ф. Фортунатова (см. Московская фортунатовская школа); глубокую теорию синтаксии. Т. в ист. плане разработал А. А. Потебня, чья концепция выгодно отличается от штейн-талевской Т. своей ориентацией на понятийные категории языка; попытка комплексного определения эргативного типа языка (см. Эргативный строй) бы- ТИПОЛОГИЯ 513 ла предпринята П. К. Усларом; на рубеже веков проблемы типологич. изучения языка в сравнении с др. подходами рассматривались II. А. Бодуэном де Куртенэ. В 20 в., после нек-рого спада типологич. интересов в два первых десятилетия, когда стабилизировались традиционные модели Т., начинается ее новый расцвет, связанный с именем Э. Сепира, создавшего (1921) принципиально новую модель Т., базирующуюся на комплексе общих характеристик (виды и способы выражения грамматич. понятий, техника соединения морфем, степень сложности грамматич. форм). Многоаспектный и многопризнаковый характер этой Т. позволил строить вместо традиционных 3—4 типов более гибкую и дробную таксономию, отражающую политипологизм языков, диатнпич. варьирование и наличие языков переходных типов. Типология Сепира послужила отправной точкой для развития инвентаризационной и импликационной Т., чему в значит, мере способствовало широкое распространение в Европе и США структурной лингвистики, вводившей в лингвистич. практику новые, более строгие методы единообразного анализа языков и дававшей всестороннее формальное описание языковой структуры. В европ. лингвистике большую роль в развитии совр. Т. сыграл Пражский лингвистич. кружок, где зародилась Т. языковых подсистем (напр., фоиологич. типология Трубецкого) и характерология (Матезиус, В. Скалнчка) (см. Пражская лингвистическая школа). В сер. 20 в. продолжается интенсивная разработка формальной Т.— общей и частной (Якобсон, Гринберг, Ч. Ф. Вёглии, П. Меице-рат, Т. Милевскнй, Скалнчка, А. Мартине, Э. Станкевич, X. Зайлер), развивается квантитативная Т., созданная Гринбергом (А. Л. Крёбер, С. Сапор-та, Й. Крамский, В. Крупа и др.); значительно расширяется круг сопоставляемых фактов благодаря привлечению языков Азии, Африки и Океании. В 60—70-е гг. складывается соцполиигвистич. Т., гл. обр. в США (У. Стюарт, Ч. А. Фер-гюсон, Дж. Фншман, Д. X. Хаймз, X. Клосс) и в СССР (М. М. Гухман, Л. Б. Никольский. Ю. Д. Дешериев, Г. В. Степанов). Если 1-я пол. 20 в. в зап. лингвистике характеризуется в целом преобладанием формальной Т., то в СССР разработка Т. шла по линии кои-тенсивно-сиитаксическон и категориальной Т. (И. И. Мещанинов, С. Д. Кац-иельсон, А. П. Рифтин, А. А. Холодо-вич), и в этой области были достигнуты значит, успехи (особенно в теории сии-таксич. типов, рассматривавшихся в плане внутр. импликационной структуры и ист. эволюции), хотя типологич. построения этого периода несли на себе отпечаток постулатов лингвистич. концепции марризма (см. <Иовое учение о языке*). Особое место в истории сов. Т. занимают сопоставит, и типолого-диахронич. исследования Е. Д. Поливанова. Во 2-й пол. 20 в. в СССР широко разрабатываются проблемы коитеисивной и формальной Т. (Б. А. Успенский, Ярцева, В. М. Солнцев, Ю. В. Рождественский, Т. М. Нико- лаева, М. И. Лекомцева, С. М. Толстая, О. Г. Ревзина, В. С. Хоаковский, С. Е. Яхонтов, А. Е. Кибрик, Я. Г. Тесте-лец и др.): все большее развитие получает диахроиич. и ист. Т. (В. М. Иллич-Свнтыч, Т. В. Гамкрелидзе, Вяч. Вс. Иванов, Гухмаи, Б. А. Серебренников, 514 ТИТЛО В. А. Дыбо, В. Н. Топоров), этнолин-гвистич. Т. (см. Этнолингвистика) (Н. И. Толстой). Для Т. 2-й пол. 20 в. характерно сближение со сравнит.-ист. яз-знанием, по отношению к к-рому типологич. закономерности (синхронич. и диахроиич.)служат критерием вероятностной оценки ге-нетич. гипотез (иа что указал в 1956 Якобсон и что практиковалось еще Поливановым). В связи с этим иногда высказываются крайние точки зрения о ведущей роли Т. в сравнит, яз-зиаиии и о подчиненной роли геиетич. аспекта (Крёбер, Г. Бирнбаум); в действительности речь может идти не о растворении одного подхода в другом, а о комплексном генети-ко-типологич. исследовании, уже оправдавшем себя, напр., в индоевропеистике (так, использование типологич. подхода позволило Гамкрелидзе и Иванову существенно скорректировать реконструкцию праиидоевроп. консонантизма). Значение комплексного генетико-типологич. подхода особенно велико при ист. изучении малоисследованных бесписьм. языков, иапр. африканских (см. Африканистика). Т. как важнейший подход к изучению разнородных объектов получила широкое развитие в науках филоло-гнч. цикла и в др. общественных и мн. естественных науках. • Сепир Э., Язык. М.— Л., 1934; Исследования по структурной типологии, М., 1963; НЛ, в. 3, М., 1963; Лингвистич. типология и вост. языки, М., 1965; Успенский Б. А., Структурная типология языков, М., 1965: Рождественский Ю. В., Типология слова. М., 1969; Общее яз-знание. Внутр. структура языка, М., 1972; Кацнельсон С. Д., Типология языка и речевое мышление, Л., 1972; Общее яз-знанне. Методы лингвистич. исследований, М., 1973; Универсалии и типология, исследования, М., 1974; Типология грамматич. категорий, М., 1975; Мещанинов И. И., Проблемы развития языка, Л., 1975; Климов Г. А., Типология языков активного строя, М., 1977; Теоретнч. основы классификации языков мира, М., 1980; КЛИМОВ Г. А., Типологич. исследования в СССР. (20-40-е гг.). М., 1981; В а-z е I 1 С. Е., Linguistic typology, L., 1958; Home К. М., Language typology. 19th and 20th century views. Wash., 1966; В i г n-b a u m H., Problems of typological and genetic linguistics viewed in a generative framework, The Hague, 1970; Green-berg J. H., Language typology: a historical and analytic overview. The Hague, 1974; его же, Typology and cross-linguistic generalizations, в сб.: Universale of human language, v. 1, Stanford, 1978; Jucqu-o i s G., La typologie linguistique, Madrid, 1975; Typology and genetics of language, Cph., 1980; С о m г i e В., Language universale and linguistic typology, Ox?., 1981; Apprehension, pt 1 — 2. Tubingen, 1982: Seller H., The universal dimension of apprehension, там же, pt 3, Tubingen, 1986; Language typology 1985, Amst.— Phil., 1986; см. также лит. при ст. Типологическая классификация языков. В. Л. Виноградов.
ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКбВ ТОК-ПЙСИН