А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ь Ы Ъ Э Ю Я

ТОХАРСКИЕ ЯЗЫКИ

ТОХАРСКИЕ ЯЗЫКИ —группа индоевропейских языков, включающая мертвые «тохарский А» и «тохарский Б» языки (иначе карашарский, или агнеанский, и кучанский — по названиям оазисов Вост. Туркестана, где говорили на этих языках). Тексты на Т. я. (тохарском А и тохарском Б), найденные в Синьцзяне (Вост. Туркестане), относятся к 5—8 вв., но слова и имена языка, близкого к Т. я., обнаружены в текстах на пракрите из оазисов юга Вост. Туркестана, датируемых началом н. э. Ко времени составления текстов тохарский А использовался только в качестве лит. письм. языка буддийской миссии (т. е. буддийской монастырской проповеди) среди тюрко-яэычиого населения и населения, говорившего еще на тохарском Б. Тексты на тохарском А, найденные на С.-В., в оазисах Турфаиа и Карашара (Хайдык-Гол), очевидно, были составлены на языке, к тому времени полиостью вышедшем из употребления (об этом свидетельствуют пояснит, пометы на тохарском Б и др.-тюркском — т. наз. тюрк, -уйгур, в этих текстах). Тексты на тохарском Б были обнаружены в разл. местах терр. Синь-цэяна — в Куче и в тех же вост. областях, где найдены тексты на тохарском А. Между отд. рукописями ia тохарском Б обнаруживаются диал. различия, свидетельствующие о живом употреблении этого языка в период, предшествующий составлению рукописей. Характерно также наличие надписей иа стенах и рисунках, караванных пропусков на деревянных табличках, деловых и любовных писем на тохарском Б; на тохарском Б сохранился также манихейский гимн с параллельным др.-тюрк, текстом (ок. 10 в. и. э.). На тохарском А сохранились только переводы санскр. текстов. Такие переводы составляют осн. массу текстов на обоих Т. я. Во время пребывания носителей Т. я. в Вост. Туркестане (до составления письм. текстов и позднее, когда Т. я. стали языками проповеди буддизма) осуществлялся интенсивный контакт между Т. я. и др.-тюрк, яз., в к-ром имеется ряд тохар, заимствований, в т. ч. и такие, к-рые свидетельствуют о связях между этими языками в дописьм. период их истории. Т. я. на терр. Вост. Туркестана появляются не ранее 1-го тыс. до и. э.; до этого их носители двигались с запада на восток. Еще по пути в Вост. Туркестан в Ср. Азии (а позднее и в самом Вост. Туркестане) носители Т. я. могли вступить в контакт с носителями вост.-ираи. языков, чем объясняются многочисленные лексич. сходства этих языков. Вероятные доист. связи тохар с финно-уграми могли бы послужить подтверждением гипотет 1ч. пути тохар от лежащих на 3. от Ср. Азии областей, где оии могли соседствэвать с предками носителей балт.-слав. и герм, языков, к С.Ср. Азии, где оии могли вступить в контакт с вост.-иран. племенами. Помимо возможных лексич. связей можно предположить следы этого контакта в общетохар. фоиологич. системе, где весь набор согласных фонем и противопоставления по мягкости — твердости, а также типы сочетаний согласных совпадают с раниеобщеугорс-кими (ок. рубежа 2-го и 1-го тыс. до н. э.), и в морфологии имени, где система падежей напоминает финно-угорскую, как и характер каузативов в глаголе. Однако нельзя исключить, что сходное влияние на Т. я. могли оказать другие неиндоевроп. языки. До этих предполагаемых миграций носители общетохар. языка, m к-рого возникли отд. два Т. я., по данным индо-европ. лиигвистич. географии, должны были иметь контакты с носителями той группы диалектов, к-рые развились в анатолийские языки и были связаны с ита-лийско-кельт. группой иидоевроп. диалектов. Осн. особенностью тохар, консонантизма является наличие морфологизоваи-ного противопоставления по твердости — мягкости, позволяющее отнести Т.я. к евразийскому языковому союзу, противополагаются непалатализоваииые смычные р, t, k, непалатализоваииый спирант s, сонорные п и 1, с одной стороны, и палатализованные аффриката с, спирант 4, сонорные й, 1у (графич. передача одной среднеязычной фонемы), с другой стороны (в тохарском Б также есть вторично палатализованные ky, py, my, tsy). Аффриката ts, сама являющаяся, во всяком случае в нек-рых позициях, результатом палатализации, входит в мор-фологизоваиное противопоставление с: ts, где оиа играет роль непалатализованной фонемы. До действия этих процессов палатализации в общетохарском различались индоевроп. звонкие и глухие (возможно, также и «звонкие придыхатель-ные>), т. к. оии дают разные рефлексы. После действия процессов палатализации в общетохарском совпали в одном ряду — глухих смычных — все индоевроп. смычные (трех рядов). Тохар, вокализм характеризуется существ, редукцией безударных гласных. В тохарском Б, отличающемся большей консервативностью, еще сохраняется в поэтич. (метрич.) текстах конечный гласный в нек-рых окончаниях, где безудар- ный гласный исчез в тохарском А. Исчезновение безударного гласного в нек-рых позициях, вероятно, было причиной фо-нологизации противопоставлений согласных по мягкости — твердости. Исход слова в Т. я. в большой степени раэр ушен, что сказалось в отпадении не только гласных, но и согласных конечных слогов. Грамматич. класс имен в Т. я. характеризуется категориями рода, одушевленности, числа, падежа. В Т. я. различаются 3 рода — мужской, женский и обоюдный. Слова, принадлежащие к последнему, в ед. ч. изменяются как имена муж. рода, а во мн. ч.— как имена жен. рода. Категория одушевленности/неодушевленности, возможно, отражает более древнее иидоевроп. противопоставление оду-ше1леииого (несреднего) рода неодушевленному (среднему), предшествовавшее делению одуш. рода иа мужской и женский, хотя, по мнению нек-рых ученых, тохар, различие, типологически близкое к наблюдаемому в вост. ср.-иран. языках, сложилось в более позднюю эпоху (по альтернативной точке зрения, в тохар, имени отражено ностратич. различие 2 именных классов). В тохар, имени различаются 3 числа — единственное, двойственное (представленное немиогочисл. формами и формально отличающееся от форм со значением «пары>) и множественное. Категория падежа представлена 9 падежами (им. п., общий косвенный, род. п., тв. п., комнтатив, дат. п., отложит, п., местный п., каузальный п. в тохарском Б н перлатив в тохарском А) и зват. формой, к-рая имеется только в тохарском Б. Падежи в Т. я. делятся на 2 резко отличные группы. К первой относятся первичные падежи (им. п., косв. и род. п.), ко второй — вторичные (все прочие падежи). Формы первичных падежей образуются от основы им. п., формы вторичных падежей — от основы косв. п. В более архаичном тохарском Б вторичные падежи по существу еще были относительно свободными полусиитаксич. сочетаниями существительного с послелогом, причем существительное могло иметь разл. формы. С агглютинацией падежных окончаний в Т. я. связано явление групповой флексии. Личные глагольные формы характеризуются морфологич. категориями лица, числа, времени, наклонения, залога, каузатива. Различаются 3 лица, 3 числа (формы дв. ч. встречаются лишь в единичных случаях), 3 времени (наст., прот. вр., имперфект; в тохарском Б встречаются еще отд. не вполне точно истолкованные формы, принадлежащие четвертому времени — дуративу), 4 наклонения (изъявительное, повелительное, конъюнктив и оптатив), два залога (актив и медиопассив) и каузативное (вторичное) спряжение, отличное от осн. спряжения каждого глагола. Образование особых форм каузатива от каждого глагола является одной из характерных особенностей тохар, глагола (эта особенность связана с тем, что в Т. я., как и в балт. языках, морфология глагола существенным образом связана с категорией переходности/непереходности). Для образования каузатива в Т. я. (как и в анатолийском) используются суффиксы -s- и -sk-. Из неличных форм особый интерес представляют отглагольные имена на -I того же типа, что н в славянских, армянском н анатолийском языках, а также архаич. абсолютквы на -une (из *-un- гетероклитич. типа), использование к-рых представляет разительные типологич. параллели с ана- логичными конструкциями в неиндоевроп. лит. языках Центр. Азии в ср. века (др.-тюркском, тибетском). Тохар, синтаксис характеризуется соблюдением архаичного порядка слов с конечной позицией глагола. Тохарские (А и Б) тексты записаны особой разновидностью «косого» индийского письма брахми, распространенной в Центр. Азии. Особенностью тохар, письма является использование спец. знаков для передачи особого гласного переднего ряда (обозначается двумя точками над знаком соотв. согласного). В целом можно считать, что тохар, брахми фонетически точно воспроизводит фонологии, систему. Система письма подтверждает древнее сообщение кит. паломника Сюань Цзяна, по к-ром у в Кучанском царстве чписьмеиность индийская, но значительно измененная». Тексты Т. я. были найдены в последнем десятилетии 19— нач. 20 вв. (первый текст обнаружен рус. консулом в Кашгаре Н. С. Петровским и опубликован С. Ф. Ольденбургом). Тогда же началось их исследование. В 1908 Э. Зиг и В. Зиг-лииг напечатали сообщение, в к-ром показали, что Т. я. представляют собой особую группу индоевроп. языков. Те же авторы в 1921 издали сборник тохарских А текстов (и поздне: публиковалн переводы отд. текстов из этого сборника) и в 1931 (совм. В. Шу 1ьце) описат. грамматику тохарского А языка; тексты на тохарском Б, подготовленные тоже Зигом и Зиглиигом, были изданы в 1949 и 1953; новое их издание предпринято В. Томасом в 80-х гг. В 1952 вышла первая часть грамматики тохарского Б языка, подготовленной В. Крауэе; в 1960 опубликована краткая грамматика обоих языков Краузе и Томаса, в 70-х гг.— трн тома сравнит, лексики и морфологии А. Й. ван Вииде-кеиса. Важные работы по отд. проблемам синхронного и сравнит.-ист. изучения Т. я. принадлежат А. Мейе, С. Лева, Ж. Филлиоза, В. Куврёру, Дж. Лей-ну, X. Педерсену, В. Винтеру. Этимологич. словарь опубликован в 1976 Виндекеисом, сравнит, грамматика — в 1988 Д. Адам-сом. 0 Тохарские языки. Сб. ст. под ред. В. В. Иванова. М., 1959; S i е g Е., S i e filing W., Tocharische Grammatik. ЬеагЬ. im Gemeinschaft mit W. Schulze. Gott., 1931; Pedersen H.. Tocharisch vom Gesichts-punkt der indo-europaischen Sprachverglei-chung. Kbh., 1941; Krause W., Westto-charische Grammatik, Bd 1. Das Verbum, Hdlb., 1952; P о u с h a P., lnstitutiones linguae tocharicae. p. 1. Thesaurus linguae tocharicae dialecti A, Praha, 1955; К г a u-s e W., Thomas W., Tocharisches Elemen-tarbuch, Bd 1-2, Hdlb.. 1960-64; W i n-dekens A.J. van, Le tokharien confronts avec les autres langues indo-europeennes, v. 1. Laphonetique et le vocabulaire, Lou vain, 1976; Adams D. Q., On the development of the Tocharian verbal system, JAOS, 1978, v. 98, № 3; его же, Ablaut and umlaut in the Tocharian vowel system, там же, 1978, v. 98. J* 4; P e n n e у J. H. W., The treatment of Indo-European vowels in Tocharian, «Transaction of the Philological Society», Oxf.. 1978; Ivanov V. V.. Tocharian and Ugrian, в кн.: Studia linguistica diachronica et synchronica. В.— N. Y.— Amst.. 1985. Вяч. Be. Иванов.
ТОРАДЖСКИЕ ЯЗЫКИ ТРАНСЛИТЕРАЦИЯ